This must be hidden
При поддержке препарата АФАЛАЗА

Болезни предстательной железы в Российской Федерации: статистические данные 2008-2017 гг.

11.09.2019
297
0

Аполихин О.И., Комарова В.А., Никушина А.А., Сивков А.В.

В России урологические заболевания составляют 10-12% общей заболеваемости населения и являются одной из причин снижения качества жизни, инвалидизации и смертности. Среди всех болезней мочеполовой системы можно выделить группу заболеваний, наиболее значимых в медико-демографическом отношении: мочекаменная болезнь (МКБ), хроническая почечная недостаточность, заболевания предстательной железы (ЗПЖ), хронический пиелонефрит, онкоурологические заболевания. Данные нозологические единицы составляют основную долю уронефрологических заболеваний, их прогрессирование сопровождается значительным числом различных осложнений и требует серьезного специализированного лечения у специалистов-урологов.

Воспалительные и опухолевые болезни предстательной железы(ПЖ) доминируют в структуре урологической патологии мужчин: до 58% пациентов страдают хроническим простатитом (ХП); более чем у 70% мужчин в возрасте старше 60 лет диагностируют доброкачественную гиперплазию предстательной железы (ДГПЖ); распространенность рака предстательной железы (РПЖ) в России составляет 33,69 на 100 тыс. взрослого мужского населения и имеет отчетливую тенденцию к росту [1-3].

Доброкачественная гиперплазия предстательной железы, по данным международной статистики, наблюдается в среднем у 80% мужчин старше 60 лет и является частой причиной госпитализации в урологическую клинику. При исследовании аутопсийных материалов ДГПЖ выявлена у 8% мужчин в возрасте от 31 до 40 лет [4].

Хронический простатит в настоящее время также остается весьма распространенным заболеванием мужчин молодого и среднего возраста.

В изучении заболеваемости заинтересованы медицинские учреждения, органы управления здравоохранением, страховые организации, территориальные фонды обязательного медицинского страхования,фармпроизводители и др.

Настоящее исследование продолжает ряд публикаций НИИ урологии по анализу статистических показателей, в том числе о заболеваемости предстательной железы [5-15].

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Собрана и обобщена информация по основным показателям, характеризующим заболевания мочеполовой системы и ПЖ у взрослого населения Российской Федерации за 2008-2017 гг. на основании данных официальной статистики Министерства здравоохранения. Определены максимальные и минимальные показатели частоты встречаемости заболеваний ПЖ на 100000 взрослого мужского населения по федеральным округам (ФО) и регионам Российской Федерации.

Заболевания ПЖ по последней классификации МКБ-10 включают следующие нозологии ПЖ:

  • N40 Гиперплазия предстательной железы;
  • N41.0 Острый простатит;
  • N41.1 Хронический простатит;
  • N41.2 Абсцесс предстательной железы;
  • N41.3 Простатоцистит;
  • N41.8 Другие воспалительные болезни предстательной железы;
  • N41.9 Воспалительная болезнь предстательной железынеуточненная;
  • N42.0 Камни предстательной железы;
  • N42.1 Застой и кровоизлияние в предстательной железе;
  • N42.2 Атрофия предстательной железы;
  • N42.3 Дисплазия предстательной железы;
  • N42.8 Другие уточненные болезни предстательной железы;
  • N42.9 Болезнь предстательной железы неуточненная [16].

В данном исследовании не изучалась распространенность злокачественных новообразований мочевыводящей системы и предстательной железы.

РЕЗУЛЬТАТЫ

ОБЩАЯ ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ БОЛЕЗНЯМИ МОЧЕПОЛОВОЙ СИСТЕМЫ

Динамика общей заболеваемости болезнями мочеполовой системы (БМПС) взрослого населения в Российской Федерации свидетельствует о тенденции к увеличению за последнее десятилетие – 2008-2017 гг. Если 2008 году было зарегистрировано 13642343 человек с заболеваниями мочеполовой системы, то в 2017 г. – уже 15262599, что свидетельствует об увеличение числа зарегистрированных больных на 11,9%. На всем протяжении этого периода рост заболеваемости был равномерен. Больные с впервые установленным диагнозом БМПС составили 43,6% от всех зарегистрированных случаев в 2008 году и 37,2% – в 2017 г. (рис. 1).

Рис. 1. Динамика общей и первичной заболеваемости органов мочеполовой системы

Изучение динамики отдельных нозологических форм БМПС показало увеличение общего числа больных МКБ (+23,9%), болезнями ПЖ (+30,3%), почечной недостаточностью (+132,2%), мужским бесплодием (+38,5%) (рис. 2).

Рис. 2. Динамика общей заболеваемости органов мочеполовой системы

При изучении структуры заболеваемости в 2017 году выявлено, что гломерулярные, тубулоинтерстициальные и др. заболевания почек, МКБ и болезни ПЖ в сумме составляют 73% от всех БМПС, а на долю заболеваний ПЖ приходится 27% (рис. 3).

Рис. 3. Структура общей заболеваемости органов МПС в 2017 году

ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Динамика общей заболеваемости ПЖ в Российской Федерации свидетельствует о неуклонном росте общего числа мужчин, которые страдают заболеваниями ПЖ, при этом прирост заболеваемости составил 30,3% (рис. 4).

Рис. 4. Динамика общей ЗПЖ за период 2008-2017 гг.

В 2008 и 2017 годах наибольшее число зарегистрированных больных с ЗПЖ было в Центральном ФО, Приволжском ФО и Сибирском ФО, меньше всего больных с ЗПЖ было отмечено в Дальневосточном и Северо-Кавказком ФО (рис. 5).

Рис. 5. Динамика общей ЗПЖ по федеральным округам

Во всех округах РФ отмечено повышение общей заболеваемости, которое составило: в Центальном ФО – 15,2%; в Северо-Западном ФО – 45%; в Южном ФО – 50,9%; в Северо-Кавказком ФО – 40,8%; в Приволжском ФО – 25,5%; в Уральском ФО – 62,1%; Сибирском ФО – 36,1%; Дальневосточном ФО – 15,4 (рис. 6).

Рис. 6. Прирост общей ЗПЖ (%) и общей ЗПЖ (%) на 100000 мужского населения в ФО РФ

Общая заболеваемость ПЖ на 100000 мужского населения

Общая заболеваемость ПЖ в РФ, рассчитанная на 100000 мужского населения, увеличилась за 9 лет с 2152,1 до 2770,2 (+28,7%) (рис. 7).

Рис. 7. Динамика общей ЗПЖ на 100000 мужского населения в РФ

В 2017 году наибольшая заболеваемость отмечена Северо-Западном, Центральном, Уральском и Сибирскомфедеральных округах (рис. 8). При этом в 2007 году в Центральном и Северо-Западном ФО заболеваемость на 100000 мужского населения превышала общероссийскую, составляя 2608,9 и 2350,6, соответственно. В 2017 году высокая заболеваемость отмечена в Центральном, Северо-Западном, Уральском ФО, составляя: 2915,1; 3361,7 и 2988,8, соответственно, при среднероссийском уровне – 2770,1 (рис. 8).

Рис. 8. Динамика общей ЗПЖ на 100000 мужского населения по федеральным округам

Рис. 9. Динамика первичной заболеваемости болезнями ПЖ

Рис. 10. Динамика первичной ЗПЖ в федеральных округах РФ

Таблица 1. Области РФ с наименьшими и наибольшими показателями общей ЗПЖ на 100000 мужского населения в 2017 году

Области с наименьшими значениями ЗПЖ на 100000 мужского населения Области с наибольшими значениями ЗПЖ на 100000 мужского населения
округ и область ЗПЖ на 100000 мужского населения нтр ЗПЖ на 100000 мужского населения
Российская Федерация – 2154,1
Центральный ФО - 2915,1  
Калужская область 1697.7 Воронежская область 5140.7
Курская область 1715.8 г. Москза 4112.6
Иванозская область 1793.1 Орловская область 3236.4
Северо-Западный ФО - 3361,7
Ленинградская область 1485.4 г. Санкт-Петербург 5184.5
Вологодская область 1897.0 Республика Коми 3436.4
Калининградская область 2086.3 Республика Карелия 3101.8
Южный ФО-2318,2    
Республика Калмыкия 1258.4 Краснодарский край 2893.9
г. Севастополь 1433.9 Республика Адыгея 2736.4
Северо-Кавказский ФО -1822,6
Чеченская республика 859.2 Республика Дагестан 2293.5
Республика Ингушетия 1123.6 Республика Северная Осетия - Алания 2028.1
Приволжский ФО - 2782,0  
Пензенская область 2073.5 Чувашская республика 4602.9
Саратовская область 2205.9 Самарская область 4273.7
Республика Мордовия 2235.4 Ульяновская область 3890.3
Уральский ФО - 2988,8  
Ямало-Ненецкий автономный округ 1932.4 Курганская область 3761.4
Ханты-Мансийский авт. Округ - Юрга 2487.5 Тюменская область 3594.9
Сибирский ФО - 2854,9  
Республика Тыва 590,3 Алтайский край 4475.9
Забайкальский край 1696,1 Омская область 3910.9
Республика Бурятия 1705.7 Иркутская область 3338.7
Дальневосточный ФО – 1529,7
Еврейская автономная область 537,8 Амурская область 2275,9
Сахалинская область 861,5 Камчатский край 1915,1
Чукотский автономный округ 886,5 Хабаровский край 1651,9

Во всех округах отмечено повышение ЗПЖ в расчете на 100000 мужского населения, наибольший прирост отмечен вУральском ФО (+66,9%), Северо-Западном ФО (+43%),СевероКавказском ФО (+33,4%) (рис. 6).

Необходимо отметить большую вариабельность заболеваемости болезнями ПЖ на 100000 мужского населения, как по федеральным округам, так и в регионах ФО: этот показатель может отличаться в 3-4 раза (табл. 1). Так, в Калужской области Центрального ФО этот показатель равен 1697,7, а в Воронежской области – 5140,7. Самый низкий показатель общей ЗПЖ выявлен в сл. регионах: Еврейская автономная область (537,8); республика Тыва (590,3); Чеченская республике (859,2); республика Калмыкия (1258,4). Высокие показатели общей ЗПЖ на 100000 мужского населения зафиксированы: в Санкт-Петербурге (5184,5); Воронежской области (5140,7); Пензенской области (4602,9); Алтайском крае (4475,9) и в г. Москве (4112,6).

Первичная заболеваемость ПЖ взрослого населения

За 9-летний период отмечено увеличение первичной заболеваемости на 5,2%, достигнув максимума в 2016 году: 296288 первично-заболевших (рис. 9).

Наибольшее число первично заболевших в 2008 году отмечено в Центральном (74995), Приволжском (58177) и Сибирском (40259) федеральных округах (рис. 10). В 2017 г. отмечена та же тенденция. Однако в Центральном первичная заболеваемость уменьшилась на 17,9% и составила 63559 случаев (рис. 10).

Во всех округах РФ кроме Центрального и Дальне-Восточного отмечен прирост первичной ЗПЖ, который колебался от 2,1% (Приволжский ФО) до 32,5% (Северо-Кавказский ФО) (рис. 11).

Рис. 11. Прирост первичной ЗПЖ (%) на 100000 мужского населения по РФ

Первичная заболеваемость ПЖ взрослого населения на 100000 взрослого мужского населения

Первичная ЗПЖ на 100000 взрослого мужского населения в РФ за период 2008-2017 гг. колебалась от минимальной (514,8) в 2011 году до максимальной (558,8) в 2016 году и за изучаемый период прирост составил 3,9% (рис. 12).

Рис. 12. Динамика первичной ЗПЖ на 100000 мужского населения РФ в 2008-2017 гг.

В 2008 году наиболее высоким этот показатель был в Уральском (667,7), Сибирском (568,5) и Приволжском (528,7) федеральных округах, при среднероссийском показателе – 529,1 случаев. В Дальневосточном (304,1) и Северо-Кавказком (406,7) ФО этот показатель был ниже среднероссийских. В 2017 году Сибирский, Уральский и Южный ФО оставались регионами с высоким уровнем заболеваемости на 100000 мужского населения (рис. 13).

Рис. 13. Первичная ЗПЖ на 100000 мужского населения в 2008 и 2017 гг.

В Центральном и Дальне-Восточном ФО отмечено снижение первичной ЗПЖ в расчете на 100000 мужского взрослого населения, которое составило 17,9 и 17,6%. Во всех остальных ФО отмечено увеличение этого показателя в пределах от 3,8% (Северо-Западный ФО) до 32,5% – в Северо-Кавказском ФО (рис. 10).

Отмечено значительное различие первичной ЗПЖ на 100000 мужского населения в регионах РФ (табл. 2). Так, в республике Тыва этот показатель равен 29,4 и в 25 раз меньше, чемв среднемпоСибирскому федеральному округу и в 18 раз меньше, чем в среднем по Российской Федерации. Также значительно снижена первичная заболеваемостьХабаровском крае (194,8), Магаданском крае (209,6), Тамбовской области (205,3) и других регионах страны. В то же время в ряде областей (республика Карелия, республика Адыгея, Чувашская республика, Алтайский край) первичная заболеваемость на 100000 мужского населения в 2-5 раз выше средней по РФ.

Таблица 2. Области РФ с наименьшими и наибольшими показателями первичной ЗПЖ на 100000 мужского населения в 2017 году

округ и область ЗПЖ на 100 000
мужского населения
нтр ЗПЖ на 100 000
мужского населения
Российская Федерация – 549,8
Центральный ФО - 439.3  
Тамбовская область 205.3 Воронежская область 722.5
Курская область 230.8 Тульская область 703.8
Смоленская область. 262.1 Брянская обл. 592.1
Северо-Западный ФО - 530,4  
Калининградская область 349.4 Республика Карелия 851.4
Архангельская область 398.7 Республика Коми 651.4
Южный ФО - 567,8    
Республика Калмыкия 1258.4 Краснодарский край 2893.9
г. Севастополь 1433.9 Республика Адыгея 2736.4
Северо-Кавказский ФО -1822,6
Кабардино-Балкарская республика 331.7 Республика Северная Осетия -Алания 813.8
Чеченская республика 410.2 Республика Дагестан 607.8
Приволжский ФО - 560,3  
Республика Татарстан 422.5 Чувашская республика 1039.9
Саратовская область 451.2 Удмурская республика 784.4
Уральский ФО -707,8  
Ханты-Мансийский авт. Округ - Юрта 498.0 Свердловская область 1135.7
Сибирский ФО - 747,4  
Республика Тыва 29.4!!! Алтайский край 1490.8
Новосибирская область 393.0 Республика Алтай 1157.6
Дальневосточный 267,8  
Хабаровский край 194.8 Камчатский край 481.4
Магаданская область 209.6 Чукотский автономный округ 390.5
Приморский край 225.2 Амурская область 338.2

ОБСУЖДЕНИЕ

В общей структуре урологических заболеваний ЗПЖ составляют более 25%, причем основная часть – это больные ДГПЖ и простатитом [17,18]. Однако точных данных о числе больных ДГПЖ и простатитом ни в России, ни в мире не существует. Для этого необходимо проведение масштабных эпидемиологических исследований в различных регионах РФ, что затруднительно с организационной и финансовой точек зрения. Более полные эпидемиологические данные могут появиться в результате начатой цифровизации здравоохранения.

Ряд авторов указывают, что в официальной статистике заболевания ПЖ занимает незначительную долю (6,7%) в структуре общей заболеваемости БМПС, но подчеркивают, что этот уровень регистрации не соответствует фактический распространенности ЗПЖ, т.к. существенное число больных лечится в коммерческих медицинских центрах и не учтены в общей статистике [19].

В 2013-2016 гг. в НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А.Лопаткина при содействииАдминистрации и Минздрава Воронежской области провел в Воронежской области популяционное исследование распространенности симптомов нарушения функции нижних мочевых путей (СНМП) у мужчин, которое позволило ориентировочно определить числомужчин 40-69 лет с умеренными и выраженнымиСНМП (разной этиологии), составившее 2624300 человек и рассчитать, что ожидаемое число мужчин с этими расстройствами в нашей стране составляет примерно 13 млн. человек [20].

В 2017 году был выполнен систематический и мета-анализ для определения распространенности ДГПЖ в различных странах мира [21]. Было показано, что, в среднем, в мире распространенность ДГПЖ составляет 26,2%, при этом наибольший показатель в общей популяции мужчин отмечен в Японии в 1995 году (36,6%), Испании 1996 г.(30,4%),Англии, Шотландии, Уэльсе в 1999 г. (41%), США в 2007 г. (42%). Низкой была заболеваемость в таких странах как Франция 1993 г. (14,2%), в некоторых штатах США 2007 г. (18,4%), республике Гана 2012 г. (13,3%), Китай 2015 г. (12,0%). Авторы не отметили значительных колебаний заболеваемости ДГПЖ в течение 20 лет. Так же отмечено увеличение заболеваемости с возрастом и то, что 50-70% мужчин старше 70 лет страдают ДГПЖ.

Экстраполируя мировые данные на население России, можно рассчитать, что более 13 млн. мужчин старше 18 лет могут иметь ту или иную степень ДГПЖ, которая часто протекает бессимптомно, что совпадает с данными О.И. Аполихина и соавт. [20].

В.И. Вощула и соавт. сообщают, что официальное число зарегистрированных лиц с клинически диагностированной ДГПЖ в Беларуси составляет 44521 человек, и это, как минимум, в 11 раз меньше, чем гипотетически рассчитанное, которое должно составить 504191 [22]. Данный факт можно объяснить тем, что далеко не каждый случай ДГПЖ, сопровождаетсяСНМП умеренного или выраженного характера, в связи с чем пациенты не обращаются к врачу.

Также в мировой и отечественной литературе недостаточно убедительных данных о частоте встречаемости простатита и его различных форм.

Хронический простатит является распространенным урологическим заболеванием, поражающим от 8 до 35% мужчин молодого и зрелого возраста [23,24]. Наиболее часто встречается в возрасте от 20 до 50 лет.

По данным Н.И. Доста и соавт. среди воспалительных урогенитальных заболеваний ХП является наиболее распространенным [25]. Е.В. Кульчавеня и соавт. указали, что в структуре амбулаторного приема уролога муниципальной поликлиники в рамках ОМС доля больных ХП составила 2,5%. Наличие платных услуг увеличило долю ХП в структуре урологического приема до 11,5-17,7% [26].

П.В. Глыбочко и соавт. считают проблему ХП переоцененной и отмечают, что заболеваемость ХП составляет около 9% [27].

По данным F.U. Khan и соавт. простатит является третьим по распространенности урологическим заболеванием среди мужчин, уступая лишь ДГПЖ и РПЖ [28].

На основании анализа литературных данных можно предположить, что частота диагностики простатита должна составлять примерно 10-15% от всего взрослого мужского населения и, следовательно, должна колебаться от 500 до 700 случаев на 100000 населения в различных возрастных категориях.

Простатит представляет собой патологическое состояние, характеризующееся многообразием клинических проявлений и функциональных нарушений, патогенез которых до конца не ясен, а клинические проявления которого многобразны. К признакам, которые могут сопровождать простатит, относят: наличие инфекции, воспаления; нарушение кровоснабжения; застойные явления в ПЖ; нейровегетативные расстройства моторной функции ПЖ и нижних мочевых путей; нейрогенные нарушения функции мышц тазового дна; нарушение барьерной функции ПЖ; нарушения иммунитета и др.

В современной классификации простатита, предложенной в 1995 г. Национальным институтом здоровья США, выделено 4 категории простатита, которые включают острый и хронический простатит, инфекционный и неинфекционный простатит, воспалительный синдром хронической тазовой боли и невоспалительный синдром хронической тазовой боли. Накапливается все больше данных о том, что практически под одним понятием подразумеваются совершенно различные состояния [29].

Необходимо подчеркнуть неспецифичность признаков простатита: боль, СНМП одинакого часто отмечают и при других заболеваниях ПЖ (ДГПЖ, РПЖ, заболевания мочевого пузыря, нейрогенная дисфункция мочевого пузыря и др.). К сожалению, на амбулаторно-поликлиническом уровне не всегда удается провести дифференциально-диагностические исследования и верифицировать диагноз простатита.

Таким образом, все это подчеркивает трудности эпидемиологической оценки заболеваемости ПЖ.

Сопоставив данные официальной статистики и результаты некоторых эпидемиологических исследований, можно сделать вывод о том, что во многих случаях заболевания предстательной железы могут не диагностироваться (либо в связи с необращаемостью в врачу, либо с недоступностью квалифицированной специализированной урологической и андрологической помощи), информация о больных может не поступать в органы медицинской статистики из коммерческих медицинских центров, а истинная распространенность заболеваний предстательной железыоставаться неизвестной из-за отсутствия современной классификации и критериев оценки.

ВЫВОДЫ

В последние годы заболеваемость населения РФ постоянно растет, что связано, с одной стороны, с ростом доли пожилого населения и более эффективным выявлением заболеваний путем внедрения новых методов диагностики и, с другой стороны – с недостаточной эффективностью системы профилактики и предотвращения заболеваний. Анализ статистической информации о заболеваемости в Российской Федерации позволил констатировать следующие закономерности:

  1. За период 2008-2017 гг. в Российской Федерации отмечено увеличение на 11,9% заболеваемости болезнями мочеполовой системывзрослого населения. Больные с первично установленным диагнозом БМПС составили в 2008 году 43,6%, в 2017 – 37,2%. За 10-летний период отмечено увеличение общего числа случаевмочекаменной болезни на 23,9%, заболеваний ПЖ на 30,3%, почечной недостаточностью – на 132,2%, мужским бесплодием – на 38,5%;
  2. В общей структуре заболеваемости БМПС болезни предстательной железы составляют 27%. В 2007 году было зарегистрировано 1124417 случаев ЗПЖ, в 2017 – 1464765, прирост составил 30,3%. Общая заболеваемость ПЖ на 100000 мужского населения увеличилась с 2152,1 в 2008 году до – 2770,2 в 2017 году прирост составил 28,7%. Первичная ЗПЖувеличилась за изучаемый период на 5,2%. Первичная ЗПЖ на 100000 мужского населения увеличилась на 3,6% и колебалась от 516 в 2008 году до 549,8 – в 2017 году.
  3. На территории РФ показатели ЗПЖ заметно отличаются не только в Федеральных округах, но и регионах одного и того же округа¸ при этомразличие может достигать более 200%, что свидетельствует о существенных погрешностях в сборе медицинских статистических данных.
  4. ЗПЖ по данным официальных источников значительно ниже мировых данных о заболеваемости ПЖ и результатов популяционных исследований.
  5. Для получения реальных сведений о заболеваемости органов мочеполовой системы, в общем, и ПЖ, в частности, необходимо улучшить сбор статистических данных, в том числе из частных клиник. Необходима организация и проведение эпидемиологических пилотных исследований, изучение корреляции с факторами риска (ожирение и метаболическим синдромом) и цифровизация здравоохранения.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Лопаткин Н.А. Доброкачественная гиперплазия предстательной железы. М.: 1999. 287 с.
  2. Пушкарь Д.Ю., Раснер П.И. Современный алгоритм обследования и лечения больных аденомой предстательной железы. Урология 2007;(3):87-93.
  3. Просянников М.Ю. Результаты внедрения комплексной этапной стандартизированной программыдиагностики и лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы. Социальные аспекты здоровья населения 25/02/2015. URL: http://vestnic.mtdnet.ru
  4. Berry SJ, Coffey DS, Walsh PC, Ewing L. The development of human benign prostatic hypertrophy with age. J Urol 1984;132(3):474-479
  5. Аполихин О.И., Сивков А.В., Бешлиев Д.А., Солнцева Т.В., Комарова В.А., Зайцевская Е.В.Анализ урологической заболеваемости в РоссийскойФедерации в 2002- 2009 годах по даннымофициальной статистики. Экспериментальная и клиническая урология 2011;(1): 4-10
  6. Каприн А.Д., Аполихин О.И., Сивков А.В., Москалева Н.Г., Солнцева Т.В., Комарова В.А. Анализ уронефрологической заболеваемости и смертности в Российской Федерации за 2003-2013 г. Экспериментальная и клиническая урология 2015;(2): 4-12
  7. Аполихин О.И., Какорина Е.М., Сивков А.В., Бешлиев Д.А., Солнцева Т.В., Комарова В.А. Состояние урологической заболеваемости в Российской Федерации по данным официальной статистики. Урология 2008;(3): 3-9.
  8. Аполихин О.И.,СивковА.В., БешлиевД.А.,Солнцева Т.В.,Комарова В.А.Анализ уронефрологической заболеваемости в Российской Федерации по данным официальной статистики. Экспериментальная и клиническая урология 2010;(1): 4-11
  9. Аполихин О.И., Сивков А.В., Москалева Н.Г., Комарова В.А. Анализ уронефрологической заболеваемости детей в Российской Федерации по данным официальной статистики (1999-2009 гг.). Экспериментальная и клиническая урология 2011;(4): 4-11.
  10. Аполихин О.И., Сивков А.В., Солнцева Т.В. Инвалидность вследствие заболеваниймочеполовой системыв Российской Федерации по даннымофициальной статистики. Экспериментальная и клиническая урология 2012;(1): 4-10
  11. Аполихин О.И., Сивков А.В., Солнцева Т.В., Комарова В.А. Анализ урологической заболеваемости в Российской Федерации в 2005-2010 годах. Экспериментальная и клиническая урология 2012;(2): 4-12
  12. Аполихин О.И.,СивковА.В., Москалева Н.Г.,Солнцева Т.В.,Комарова В.А.Анализ уронефрологической заболеваемости и смертности в Российской Федерации в 2010 – 2011 годах. Экспериментальная и клиническая урология 2013;(2): 4-8
  13. Аполихин О.И.,СивковА.В., Москалева Н.Г.,Солнцева Т.В.,Комарова В.А.Анализ уронефрологической заболеваемости и смертности в Российской Федерации за десятилетний период (2002-2012 гг.) по данным официальной статистики. Экспериментальная и клиническая урология 2014;(2): 4-12
  14. КапринА.Д.,Аполихин О.И.,СивковА.В.,Солнцева Т.В.,Комарова В.А.Анализ уронефрологической заболеваемости и смертности в Российской Федерации за период 2002-2014 гг. по данным официальной статистики. Экспериментальная и клиническая урология 2016;(3): 4-13].
  15. Аполихин О.И.,СивковА.В.,Комарова В.А., Просянников М.Ю., ГоловановС.А., Казаченко А.В. и др. Заболеваемость мочекаменной болезнью в Российской Федерации (2005-2016 гг). Экспериментальная и клиническая урология 2017;(4):4-14,
  16. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем; 10-й пересмотр, 1992. Т. 1. С. 61-63
  17. Кривонос О.В.,Скачкова Е.И., Малхасян В.А., ПушкарьД.Ю.Состояние, проблемы и перспективы развития российской урологической службы. Урология 2012;(5):5-12;
  18. Лоран О.Б., Сегал А.С. Хронический простатит. Материалы X съезда урологов. М., 2002.С. 209-222; Болезни предстательной железы Под ред.Чл.-корр. РАМН Ю.Г. Аляева. ММ.: ГЭОТАР-Медиа, 2009
  19. Зуева Т.В., Богланов Ю.А., Карпунина Т.И. Эпидемиологическая оценка заболеваемости болезнями предстатальной железы на территории города Пермь. Медицинский альманах 2013;26(2):120-122
  20. Аполихин О.И.,СивковА.В., Золотухин О.В., Шадеркин И.А., ВойткоД.А., Просянников М.Ю. и др. Распространенность симптомов нарушенияфункции нижних мочевых путей у мужчин по результатам популяционного исследования. Экспериментальная и клиническая урология 2018;(2): 4-12
  21. Lee SWH, Chan EMC, Lai YK. The global burden of lower urinary tract symptoms suggestive of benign prostatic hyperplasia: a systematic review and meta-analysis. Sci Rep 2017;7(1):7984. doi: 10.1038/s41598-017-06628-8
  22. Вощула В.И., ПрановичА.А., Щавелева М.В. Эпидемиологические аспектызаболеваемости доброкачественной гиперплазией предстательной железы в республике Беларусь. Вопросы организации и нформатизации здравоохранерния 2010(1): 42-47
  23.  Локшин К. Л. Актуальные вопросы этиологии, эпидемиологии и лечения острого и хронического бактериального простатита – новые данные на 2013 год. Эффективная фармакотерапия 2013;(16): 34–43.
  24.  Vahlensieck W., Ludwig M., Naber K, Fabry W. Prostatitis – diagnostics and therapy. Aktuelle Urologie 2013; 44(2):117–123 . doi: 10.1055/s-0033-1337934.
  25.  Доста Н.И., Севастьянов Н.С. Простатит: современные аспекты этипатогенеза, диагностики и лечения. Рецепт 2014;93(1):124-130
  26. Кульчавеня Е.В.,ХолтобинД.П.,ШевченкоС.Ю., Патапов В.В., ЗулинЯ.В.Частота хронического простатита в структуре амбулаторного урологического приема. Экспериментальная и клиническая урология 2015;(1): 16-18
  27. Глыбочко П.В., Яляев Ю,Г., Демидко Ю.Л., Мянни кС.А. Применение растительных препаратов в лечении хронического простатита. Эффективная фармакотерапия 2012;(43):26-31
  28. Khan FU,IhsanAU,Khan HU,Jana R,WazirJ,Khongorzul P, et al.Comprehens1ive overview of prostatitis. Biomed Pharmacother 2017;94:1064-1076. doi: 10.1016/j.biopha.2017.08.016
  29. Сивков А.В., Ромих В.В., Захарченко А.В., Борисенко Л.Ю., Пантелеев В.В., Аполихин О.И. Коррекция симптомов нарушения мочеиспускания и сексуальных расстройств у пациентов с синдромом хронической тазовой боли: дифференцированный подход. Экспериментальная и клиническая урология 2019;(1):120-127. doi: 10.29188/222-8543-2019-1-120-127

Статья опубликована в журнале "Экспериментальная и клиническая урология" №2 2019 г., стр. 4-13

Комментарии

Журнал "Экспериментальная и клиническая урология" Выпуск №2 за 2019 год
Журнал "Экспериментальная и клиническая урология" Выпуск №2 за 2019 год
Выпуски