This must be hidden

Эффективность контактной уретеролитотрипсии в лечении крупных камней проксимального отдела мочеточника

09.06.2019
1534
0

М.И. Коган1, И.И. Белоусов1 , А.М. Яссине1,2

1 ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» МЗ РФ; Ростов-на-Дону, Россия
2 NMC Specialty Hospital; Дубаи, Объединенные Арабские Эмираты

Введение

В структуре мочекаменной болезни (МКБ) на долю уретеролитиаза приходится 20–50% случаев от всех локализаций конкрементов [1-3]. Ведение пациентов с уретеролитиазом всегда являлось одной из трудных задач. Длительно существующая мочеточниковая обструкция в долгосрочной перспективе неизбежно оказывает влияние на стенку мочеточника, обусловливая высокие риски развития хронической ретенции верхних мочевых путей и создания опасных для жизни условий, в том числе пионефроза и терминальной стадии почечной недостаточности [2, 4, 5].

Лечение пациентов с камнями мочеточника в течение последних трех десятилетий претерпело радикальные изменения. Роль традиционной открытой хирургии уменьшилась с появлением и развитием минимально инвазивного лечения в форме эндоскопической хирургии и дистанционной ударно-волновой литотрипсии (ДУВЛ) [6].

До 80-х годов прошлого столетия камни мочеточника удаляли при открытой уретеролитотомии. С появлением ДУВЛ, мелкокалиберных полуригидных уретероскопов, фиброуретерореноскопов и внедрением лапароскопических процедур ведение уретеролитиаза резко изменилось. Различные факторы, такие как размер камня, его местоположение, состав, а также предпочтения хирурга и пациента играют важную роль в процессе принятия решений. В настоящее время контактную уретеролитотрипсию (КУЛТ) и ДУВЛ принято считать методами лечения первой линии при уретеролитиазе [7]. Следует обратить внимание на то, что наиболее сложным на практике является лечение больных с крупными и гигантскими камнями мочеточника вне зависимости от уровня обструкции. Однозначно четких указаний относительно того, какие конкременты мочеточника следует считать крупными не существует, однако многие урологи придерживается мнения, что камни размером более 10 мм являются таковыми [8 - 12].

Формально, принципы ведения пациентов с крупными конкрементами описаны в существующих рекомендациях. Однако в настоящее время экспертными советами Американской (AUA) и Европейской (EAU) урологических ассоциаций согласованного мнения о выборе методов лечения для крупных, более 1 см, мочеточниковых камней, не существует [13, 14].

Сложившаяся ситуация отчасти объясняется относительной редкостью таких клинических случаев и продолжающимся развитием минимально инвазивных хирургических приемов и девайсов. Выбор в пользу той или иной модальности в каждом конкретном случае остается сложным и решается большинством специалистов индивидуально. В этой связи актуальность изучения дальнейших путей повышения эффективности и безопасности лечения пациентов с проксимальным уретеролитиазом более 10 мм, а также переоценка существующих не вызывает сомнений, что, собственно, и является целью данной работы.

Материалы и методы

В исследование включены 54 пациента с подтвержденной острой калькулезной обструкцией проксимального отдела мочеточника, где размеры камней превышали 10 мм. Пациенты с острой мочевой инфекцией не включались в исследование. Пациенты были разделены на группы по размерам камней согласно существующей классификации Американской урологической ассоциации [15]. Выделено две исследуемые группы: Группа А (n - 46), пациенты с размерами конкрементов от 11 до 20 мм включительно. Группа Б (n – 8), больные данной группы имели размеры камней свыше 20 мм.

За длительность лечения в данной когорте принимали временной период от момента госпитализации пациента до окончательного выздоровления, включая период до удаления стента, если ЛазКУЛТ завершалась стентированием мочеточника. Под эффективностью лечения понимали долю пациентов, достигших уровня “Stone Free” после выполнения ЛазКУЛТ. Безопасность хирургии определяли наличием и частотой развития осложнений, среди которых выделяли интраоперационные и послеоперационные, а также необходимостью применения НПВС и наркотических анальгетиков. К интраоперационным осложнениям относили гематурию во время операции и повреждение стенки мочеточника той или иной степени тяжести, а также проксимальную миграцию конкремента во время операции. Среди послеоперационных осложнений выделяли болевой синдром вследствие вмешательства, гипертермию, повышение уровня лейкоцитов в крови и моче, гиперкреатининемию, макрогематурию.

Под неэффективностью лечения подразумевали невозможность полного удаления конкремента из мочеточника в пределах одного оперативного вмешательства без его расширения.

При поступлении пациентам проведено обследование, состоящее из анализа жалоб, данных анамнеза, оценки физикального статуса и изучения имеющейся сопутствующей медицинской документации (при наличии). Интенсивность боли определяли при помощи общепринятого инструмента количественной оценки - визуальной аналоговой шкалы (ВАШ) [16] с цифровой шкалой оценки, где, согласно принципам международной стандартизации интенсивность боли делили на “слабую” (1-2 балла), “умеренную” (3-4 балла), “сильную” (5-6 баллов), “очень сильную” (7-8 баллов) и “нестерпимую” (9-10 баллов) [17]. В качестве инструментов лабораторной диагностики выполняли общепринятые клинические анализы крови (в том числе сыворотки), мочи. Уровень обструкции и характеристики конкремента определяли с помощью МСКТ с / без внутривенного контрастного усиления.

Все пациенты были оперированы в первые сутки госпитализации. Мы опирались на результаты работ наших коллег, в которых эффективность и преимущества проведения так называемой «ранней» уретероскопии были убедительно продемонстрированы [18-23]. Контактная уретеролитотрипсия выполнена с использованием энергии гольмиевого лазера (ЛазКУЛТ) мощностью 100 Вт и длиной волны 2100 nm (установка «VersaPulse® PowerSuite™ 100» фирмы Lumenis Ltd (Израиль) полуригидным уретероскопом без применения мочеточникового дилятирующего кожуха.

Статистическую обработку данных проводили с использованием статистического пакета STATISTICA 10 (StatSoft Inc., США). Анализ соответствия вида распределения признака закону нормального распределения проводили с применением критерия Шапиро-Уилка. Качественные данные представлены как абсолютные и относительные частоты (проценты). Описательная статистика количественных признаков представлена в виде центральной тенденции медианы (Me) и интерквартильного размаха (25 и 75 процентили). В тексте представлено как Ме [LQ; UQ]. Сравнение независимых переменных в группах проводили с помощью дисперсионного анализа методом Краскел-Уоллиса и медианного теста (модуль ANOVA). Для оценки статистической взаимосвязи двух признаков использовали коэффициент ранговой корреляции Спирмена.

Результаты

Группы были сравнимы по гендерному составу, большинство пациентов в них составили лица мужского пола. Медиана возраста была выше в группе Б, хотя статистической значимости эти данные не имели (рис. 1). Отличия возрастного уровня в Группе Б объяснялись превалированием пациентов пожилого возраста при отсутствии среднего.

Рисунок 1. Возраст пациентов

Статистически значимые отличия в группах были по индексу массы тела (ИМТ). Более высокий показатель характерен для пациентов Группы Б, нормативных данных нет ни в одном случае (рис. 2).

Рисунок 2. ИМТ и размеры конкрементов

Кроме того, среди пациентов Группы Б не зарегистрировано случаев спонтанного отхождения камней в анамнезе. По другим показателям (рецидив МКБ, длительность заболевания, частота лечения) группы были сравнимы (табл. 1).

Таблица 1. Физические признаки и анамнестические данные

Параметр Группа А Группа Б
Мужчины / женщины, % 78,3 / 21,7 75,0 / 25,0
Возраст, годы
Me [LQ; UQ], min–max.
40,5 [30,0; 54,0],
22 – 74
52,0 [33,5; 67,5],
25 – 69 **
Возрастная периодизация: молодой / средний /пожилой. 52,2 / 41,3 / 6,5 50,0 / 0 / 50,0
Индекс массы тела, кг/см2 28,4 [25,1; 30,8],
20,6 - 41,8
33,3 [32,6; 34,0],
27,1 – 35,6 *
Доля пациентов с рецидивирующей МКБ, % 26,1 25,0
Длительность заболевания МКБ при рецидивной форме болезни, годы 2,0 [1,6; 3,3],
1 – 9
3,0 [2,0; 4,0],
2 – 4 **
Кол-во эпизодов лечения МКБ при рецидивной форме болезни. 3,0 [2,0; 4,0],
2 – 5
3,0 [3,0; 3,0],
3 – 3 **
Доля пациентов «камневыделителей», % 10,9 0

Примечание: Me – медиана, LQ – нижний квартиль, UQ - верхний квартиль; min и max – соответственно минимальное и максимальное значение показателя; U-критерий Манн-Уитни: * – p < 0,05; ** – p > 0,05

Частота представления симптомов у пациентов в группах имела определенные различия, вероятнее всего связанные с размерами обструктивного фактора. Так, гидронефроз, тошнота и рвота отмечались чаще в Группе Б в сравнении с Группой А в 1,5; 1,3 и 1,9 раз соответственно.

Макрогематурия и учащенное мочеиспускание в Группе Б также встречались чаще, в 14 и 2,1 раза соответственно. В 1,4 раза чаще пациенты имели гипертермию тела свыше 37,50 С в Группе Б, чем Группе А, при этом статистически значимых различий по температуре тела в группах А и Б не отмечено, 36,6 [36,6; 37,0] против 36,8 [36,6; 37,2] 0 С соответственно (рис. 3).

Рисунок 3. Частота симптомов

Учитывая условия распределения выборок, пациенты в группах объяснимо имели статистически значимые различия в размерах камней. Несмотря на это плотности камней в группах в целом были сравнимы (рис. 4). В то же время более крупные камни характеризовались плотностью более 1000 HU (рис. 5).

Рисунок 4. Характеристики конкрементов

Рисунок 5. Структура плотности камней

Длительность лечения в группах была подобна, несмотря на различия в количестве осложнений и частоте послеоперационного стентирования, 11,0 [9,0; 19,0] дней (от 7 до 39 дней) и 10,0 [7,0; 17,5] дней (от 7 до 31 дня) для Группы А и Группы Б соответственно (p > 0.05). Вероятнее всего это можно объяснить отсутствием в группах значимых интраоперационных повреждений мочеточника, что неминуемо повлекло бы за собой пролонгирование стентирования мочеточника.

Группы имели статистически значимые различия в операционном времени. Так, 57,0 [48,0; 69,0] минут (от 24 до 80 минут) составило время литотрипсии для Группы А и 87,0 [84,5; 90,5] минут (от 69 до 93 минут) – Группы Б (p < 0.05). Эти данные подтверждаются установленными статистически значимыми коррелятивными зависимостями от размеров и плотности камней как при межгрупповом анализе, так и при оценке всей когорты больных (табл. 2).

Таблица 2. Коррелятивные связи между длительностью операции и характеристиками конкрементов

Параметры Время выполнения ЛазКУЛТ
Все пациенты Группа А Группа Б
Размер камня 0,785 * 0,666 * 0,963 *
Плотность камня 0,468 * 0,479 * 0,190

Примечание: ЛазКУЛТ – лазерная контактная уретеролитотрипсия; коэффициент ранговой корреляции Спирмена | r |: * – p < 0.05; **– p > 0,05

При этом эффективность хирургии была высокой как в Группе А, так и в Группе Б и не имела достоверных отличий, 78,3% против 75,0% соответственно.

Межгрупповые отличия установлены при визуальной оценке мочеточника в ходе уретероскопии до выполнения литотрипсии. Встреченные нами изменения стенки мочеточника классифицированы на изменения до и после уровня обструкции (рис. 6).

Рисунок 6. Частота и структура исходных состояний мочеточника

Уровень интраоперационных и ранних послеоперационных осложнений ЛазКУЛТ в группах А и Б отличался, что позволяетговорить о существующей прямой связи между размерами конкрементов и рисками оперативного лечения по их удалению. Установлено, что повреждение стенки мочеточника при контактной литотрипсии более крупных камней (Группа Б) имело место в 2,9 раз чаще, чем при ЛазКУЛТ сравнительно меньших камней (Группа А). Проксимальная интраоперационная миграция фрагментов конкрементов в Группе А была меньше в 1,2 раза, чем в Группе Б.

обеих группах во всех случаях проксимальной миграции фрагментов камней была осуществлена конверсия ЛазКУЛТ на ретроградную пиелолитотрипсию (Группа А – 20,0%; Группа Б – 0%) и миниперкутанную нефролитотрипсию (Группа А – 80,0%; Группа Б – 100%). У всех этих пациентов достигнута полная элиминация камней (табл. 3).

Таблица 3. Частота и структура интраоперационных осложнений

Параметр Группа А Группа Б
Частота интраоперационного повреждения стенки мочеточника, % 13,0 37,5
Слизистой, % 10,9 37,5
Мышечной, % 2,2 0
Гематурия, % 36,6 57,1
Миграция в лоханку, % 21,7 25,0
Частота перехода на уретерореноскопию, % 20,0 0
Частота перехода на мини-ПНЛ, % 80,0 100
Частота достижения уровня “Stone Free” после конверсии хирургического метода, % 100 100
Частота стентирования мочеточника, % 87,0 100

Примечание: мини-ПНЛ – миниперкутанная нефролитотрипсия

Общая совокупность послеоперационных осложнений в группах была сравнима, 89,1% и 87,5% для А и Б групп соответственно, но имелись отличия в представлении отдельных видов.

Так, если частота гематурии в Группе А составила 36,6%, где ее длительность была более суток всего лишь у 4,9% пациентов, то в Группе Б гематурия имела место уже в 57,1% случаев, а количество пациентов с длительностью этого симптома более 24 часов достигло уже 42,9%.

Об общей болезненности после операции, требовавшей введения нестероидных противовоспалительных средств, сообщили 78,3% пациентов группы А и 87,5% больных Группы Б. Через сутки регрессию боли отметили 67,4% больных Группы А, в то время как в Группе Б таковых пациентов было только 50,0%. Однако необходимость коррекции этого состояния введением НПВС более суток отметили только 34,8% пациентов Группы А. В Группе Б всем 50% больных была проведена антиангинальная терапия.

Наряду с этими данными в Группе А отмечена более низкая частота послеоперационной гипертермии тела (> 37,50 С), 26,1% случаев, в сравнении с Группой Б, где частота этого показателя достигала 37,5%. Через сутки количество пациентов с гипертермией тела снизилось в Группе А в 2 раза против 1,5 раза в Группе Б.

Детализация анализа безопасности проведенного лечения показала, что уровень осложнений ЛазКУЛТ находится в зависимости не только от физических параметров конкрементов, но и от исходного состояния мочеточника, вернее от наличия изменений, связанных с имеющимся в мочеточнике камнем.

Например, совокупность всех послеоперационных осложнений была в 1,2 раза меньше при отсутствии изменений стенки мочеточника. В случае скомпрометированного мочеточника частота интраоперационной травмы была выше в 10,9 раз; частота гематурии – в 2,3 раза при длительности ее более суток у всех этих пациентов; существенно выше в 2,5 раза, была и необходимость использования НПВС более суток. Пациенты, имевшие различные изменения стенки мочеточника, в 2,1 раза чаще регистрировали гипертермию тела более 37,50 С. При этом ее длительность больше суток в этой группы больных была в 1,4 чаще, чем у пациентов с интактным мочеточником (рис. 7).

Рисунок 7. Частота и структура осложнений в зависимости от состояния стенок мочеточника

Для оценки системных изменений в организме при данном виде оперативного вмешательства изучены изменения некоторых показателей ОАК, сыворотки крови и мочи от исходных данных до 10-х суток после операции.

При этом нам не удалось установить каких-либо значимых межгрупповых различий: имелись подобные изменения уровня лейкоцитов крови, статистически незначимые изменения уровня креатинина сыворотки. Имеющиеся межгрупповые различия частоты гиперазотемии после проведенного лечения при исходно сравнимых частотах этого показателя могут свидетельствовать о клинически значимой обструкции верхних мочевых путей при больших размерах конкрементов. Весьма вероятно, что данные больные имеют большую степень повреждения почечной функции и имеют не диагностированную хроническую болезнь почек. Но исследования в данном направлении не входили в задачу нашей работы (табл. 4).

Таблица 4. Динамика показателей крови на фоне ЛазКУЛТ

  Параметр Группа А Группа Б
ОАК Исходный уровень лейкоцитов, х109 /л 7,1 [6,3; 7,6], 4,5 – 13,1 7,5 [7,4; 7,8], 6,8 – 12,3 **
Уровень лейкоцитов на 10-е сутки, х109 /л 7,0 [6,8; 7,4], 6,1 – 10,9 7,2 [6,9; 7,9], 6,6 – 8,7 **
Лейкоцитоз исходный > 9,0х109 /л, % 13,0 12,5
Лейкоцитоз > 9,0х109 /л к 10-м суткам, % 2,2 0
Сыворотка крови Исходный уровень креатинина, мкмоль/л 93,2 [80,1; 110,2], 64,7 – 224,4 96,3 [93,3; 118,5], 72,5 – 169,5 **
Частота исходной гиперазотемии, % 23,9 25,0
Уровень креатинина к 10-м суткам, мкмоль/л 90,3 [83,3; 106,6], 69,2 – 171,3 93,5 [92,6; 99,6], 91,2 – 149,3 **
Частота гиперазотемии к 10-м суткам, % 13,1 25,0

Несколько иные зависимости получены при оценке ОАМ. При имевшихся исходно в группах статистически незначимых отклонениях в уровне лейкоцитурии, большая частота этого признака приходилась на Группу Б. По всей видимости эти данные являются отображением высокой частоты изменений мочеточника, сопряженных с калькулезной обструкцией, у пациентов этой группы в сравнении с Группой А. В то же время низкий уровень эритроцитурии и более низкая ее частота в Группе Б исходно и существенное увеличение этих показателей в сравнении с таковыми Группы А в последующем, вероятнее всего свидетельствуют о большей травматичности хирургии у этих пациентов.

Сравнимые показатели уровня и частоты эритроцитурии и превышение таковых в отношении лейкоцитурии и протеинурии через 30 дней после оперативного вмешательства также подтверждают предположение о большей травматичности лечения и вероятности почечного повреждения при калькулезной обструкции, где размеры камня превышают 20 мм (табл. 5).

Таблица 5. Лабораторные показатели мочи до и после ЛазКУЛТ

  Параметр Группа А Группа Б
Лейкоциты Исходный уровень, клетки Me [LQ; UQ], min–max
К 10-м суткам, клетки Me [LQ; UQ], min–max
К 30-м суткам, клетки Me [LQ; UQ], min–max
4,0 [2,0; 8,0],0 – 40
4,5 [2,0; 8,0], 1 – 100
0 [0; 2,0], 0 – 6
4,5 [2,5; 9,5], 0 – 15 **
7,0 [3,5; 10,0], 2 – 15 *
1 [0; 2,25], 0 – 3 **
Лейкоцитурия более 10 клеток Исходно, %
К 10-м суткам, %
К 30-м суткам, %
19,6
10,9
0
25,0
25,0
12,5
Эритроциты Исходный уровень, клетки Me [LQ; UQ], min–max
К 10-м суткам, клетки Me [LQ; UQ], min–max
К 30-м суткам, клетки Me [LQ; UQ], min–max
5,5 [0; 12,0], 0 – 100
4,0 [2,0; 8,0], 1 – 100
0 [0; 4,0], 0 – 25
0 [0; 8,0], 0 – 50 *
3,0 [2,0; 6,5], 2 – 15 **
0 [0; 5,0], 0 – 8 **
Эритроцитурия более 1 клетки Исходно, %
К 10-м суткам, %
К 30-м суткам, %
67,4
84,8
37,0
37,5
100
37,5
Протеинурия Исходно, %
К 10-м суткам, %
К 30-м суткам, %
32,6
13,0
4,4
12,5
25,0
12,5

Предположительно такие параметры как физические характеристики камня, длительности настоящего эпизода заболевания до лечения, а также продолжительность операции могут влиять на частоту осложнений контактной литотрипсии. Для проверки этого утверждения проведен корреляционный анализ между перечисленными показателями и послеоперационными осложнениями в исследуемых группах пациентов.

Длительность настоящего эпизода заболевания до выполнения литотрипсии находилась в коррелятивной связи с длительностью послеоперационной боли (Группа А: |r|= 0.334; p0.05) и ее интенсивностью (Группа А: |r|= 0.314; p>0.05. Группа Б: |r|= 0.728; p>0.05), длительностью гематурии (Группа А: |r|= 0.899; p0.05), наличием лейкоцитоза (Группа А: |r|= 0.798; p>0.05. Группа Б: |r|= 0.724; p0.05) и эритроцитурии (Группа А: |r|= 0.260; p>0.05. Группа Б: |r|= 0.340; p>0.05) после проведенного лечения.

Продолжительность операции оказывала слабое влияние на развитие послеоперационных осложнений в Группе А, так как коррелятивные связи не были статистически значимы и находились в пределах 0.013 < |r| < 0.202. Для Группы Б, напротив, определялись умеренной силы коррелятивные связи с послеоперационной болезненностью (|r|= 0.289; p>0.05); длительностью гематурии (|r|= 0.400; p>0.05); уровнями лейкоцитов крови (|r|= 0.491; p>0.05), креатинина сыворотки (|r|= 0.214; p>0.05), лейкоцитов мочи (|r|= 0.587; p>0.05) выше нормативных к 10-м суткам после операции.

Поскольку нами установлено, что при имеющихся более крупных камнях мочеточника в условиях наличия исходных изменений его стенки частота осложнений хирургии существенно повышается, то закономерно, что увеличение размеров камней сопровождается повышением частоты развития послеоперационных осложнений.

Обсуждение

Контактная литотрипсия является инвазивным методом лечения, требующим для фрагментации камня не только проведения инструмента по мочевым путям, но и использование энергии для разрушения камня. Кроме того, для создания оптимальных условий фрагментации камня требуется определенная экспозиция выбранной энергии на конкремент. В то же время уретеролитотрипсия отличается высокой степенью эффективности, поскольку за один хирургический подход может быть удален конкремент любой локализации и любого размера в большинстве случаев.

Согласно современным рекомендациям по ведению уретеролитиаза показания к применению данного метода установлены. Но в основном эти работы касаются лечения камней размером до 15 мм. Лечение уретеролитиаза большого размера дискутабельно, что связано прежде всего с редкостью крупных камней. Кроме того, распространены другие методы литотрипсии, в том числе экстракорпоральные, все более обсуждаются показания к лапароскопической хирургии уретеролитиаза. В связи с этим изучение эффекта КУЛТ, её безопасности не потеряло своей актуальности.

Результатами исследования установлено, что литотрипсия крупных камней проксимального отдела мочеточника возможна, но выполняться должна в урологическом центре, имеющем оснащение для гибкой эндоскопии лоханки и миниперкутанной хирургии почки, чтобы иметь возможность расширения хирургии при проксимальной миграции конкремента. Этот прием способствует одномоментному удалению конкрементов.

По нашим данным оказалось, что основной физической характеристикой камня, влияющей на безопасность литотрипсии, является его размер, плотность камня – вторичный фактор. Именно размер камня определяет клиническую картину, изменения стенки мочеточника, длительность операции и частоту послеоперационных осложнений.

Представленная работа является пилотным исследованием. Количество пациентов в ней с крупными проксимальными мочеточниковыми камнями невелико. Тем не менее новые данные важны для специалистов, планирующих и управляющих лечением этой когорты пациентов.

Выводы

Тяжесть клинической симптоматики определяется размером конкремента в проксимальной трети мочеточника.

Повышение размеров и плотности камней, локализующихся в проксимальном отделе мочеточника определяют увеличение времени контактной литотрипсии. При литотрипсии более крупных камней чаще наблюдается проксимальная миграция их фрагментов.

При мочеточниковых камнях больших размеров изменения стенки мочеточника воспалительного и деструктивного характера встречаются чаще.

Уровень интраоперационных и ранних послеоперационных осложнений связан с размерами конкрементов. При этом, частота развития осложнений ЛазКУЛТ находится в прямой зависимости от тех изменений, которые вызывает хроническая калькулезная обструкция проксимального отдела мочеточника.

Важной особенностью ЛазКУЛТ является отсутствие статистически значимой зависимости эффективности лечения от размеров камней: 78,3% при размерах камня от 11 до 20 мм и 75,0% - при размерах, свыше 20 мм. Период, необходимый для достижения уровня Stone Free, при всех размерах камней не превышает одного дня.

Выполнение интракорпоральной литотрипсии крупных камней проксимального отдела мочеточника в первые сутки от момента поступления пациента в клинику сопровождается большей эффективностью лечения и статистически значимо определяет снижение частоты послеоперационных осложнений.

При контактной литотрипсии в случае проксимальной миграции фрагментов камней расширение рамок хирургии до ретроградной пиелолитотрипсии или миниперкутанной нефролитотрипсии позволяет в 100% случаев достичь основной конечной точки лечения.

Увеличение временного интервала от момента появления первого симптома до выполнения оперативного лечения находится в прямой связи с длительностью и интенсивностью послеоперационной боли, длительностью гематурии, наличием лейкоцитоза, лейкоцитурии и эритроцитурии после проведенного лечения.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Каприн А.Д., Аполихин О.И., Сивков А.В., Солнцева Т.В., Комарова В.А. Анализ уронефрологической заболеваемости и смертности в Российской Федерации за период 2002-2014 гг. по данным официальной статистики. Экспериментальная и клиническая урология. 2016; 3: 4-13. eLIBRARY ID: 28870098
  2. Kirkali Z, Rasooly R, Star R, Rodgers G. Urinary Stone Disease: Progress, Status, and Needs. Urology. 2015; 86(4): 651-653. DOI: 10.1016 / j.urology.2015.07.006
  3. Bourdoumis A, Papatsoris A, Calleary J, Surange R, Skrepetis K, Buchholz N, Sarica K. The evolution of urolithiasis assessment and management in the new millennium. Panminerva Med. 2016; 58(3): 222-236. PMID:27074421
  4. Лопаткин Н.А., Мартов А.Г. Окклюзирующий фактор в развитии осложнений МКБ. Урология. 1999; 1: 47-51.
  5. Fuchs G. Complications of stone disease in the 21st centurycan noninvasive and minimally invasive treatment modalities improve the overall renal health of stone formers? J Urol. 2014; 192(5): 1322-1323. DOI: 10.1016/j.juro.2014.08.048
  6. Muslumanoglu AY, Karadag MA, Tefekli AH, Altunrende F, Tok A, Berberoglu Y. When is open ureterolithotomy indicated for the treatment of ureteral stones? Int J Urol. 2006; 13: 1385–1388. DOI: 10,1111 / j.1442-2042.2006.01585.x
  7. Matlaga B, Krambeck A, Lingeman J. Surgical Management of Upper Urinary Tract Calculi. In: Wein A.J., Kavoussi L.R., Partin A.W., Peters C.A. Campbell-Walsh Urology. Eleventh Edition. Elsevier Inc; 2016. p. 1260-1287.
  8. Lee Y, Tsai J, Jiaan B, Wu T, Yu C. Prospective randomized trial comparing shock wave lithotripsy and ureteroscopic lithotripsy for management of large upper third ureteral stones. Urology. 2006; 67: 480-484. DOI: 10.1016/j.urology.2005.09.067
  9. Moufi d K, Abbaka N, TouitiD, Adermouch L, Amine M, Lezrek M. Large impacted upper ureteral calculi: A comparative study between retrograde ureterolithotripsy and percutaneous antegrade ureterolithotripsy in the modifi ed lateral position. Urol Ann. 2013; 5: 140–146. DOI: 10,4103 / 0974- 7796.115729
  10. Zhu H, Ye X, Xiao X, Chen X, Zhang Q, Wang H. Retrograde, antegrade and laparoscopic approaches to the management of large upper ureteral stones aO er shockwave lithotripsy failure: A four-year retrospective study. J Endourol. 2014; 28: 100–103. DOI: 10.1089/end.2013.0391
  11. Bozkurt I, Yonguc T, Arslan B, Degirmenci T, Gunlusoy B, Aydogdu O, Koras O. Minimally invasive surgical treatment for large impacted upper ureteral stones: Ureteroscopic lithotripsy or percutaneous nephrolithotomy? Can Urol Assoc J. 2015; 9(3-4): E122-125. DOI: 10,5489 / cuaj.2280
  12. Wu T, Duan X, Chen S, Yang X, Tang T, Cui S. Ureteroscopic Lithotripsy versus Laparoscopic Ureterolithotomy or Percutaneous Nephrolithotomy in the Management of Large Proximal Ureteral Stones: A Systematic Review and Meta-Analysis. Urol Int. 2017; 99(3): 308-319. DOI: 10,1159 / 000471773
  13. Wang Q, Guo J, Hu H, Lu Y, Zhang J, Qin B, Wang Y, Zhang Z, Wang S. Rigid ureteroscopic lithotripsy versus percutaneous nephrolithotomy for large proximal ureteral stones: A metaanalysis. PLoS One. 2017; 12(2): e0171478. DOI: 10,1371 / journal.pone.0171478
  14. Türk C, Neisius A, Petrik A, Seitz C, Skolarikos A, Thomas K. Guidelines Associates: J.F. Donaldson, T. Drake, N. Grivas, Y. RuhayelEuropean Association of Urology. Guidelines on Urolithiasis. 2018 [internet publication]. http://uroweb.org/ guideline/urolithiasis.
  15. Assimos D, Krambeck A, Miller NL, Monga M, Murad MH, Nelson CP, Pace KT, Pais VM Jr, Pearle MS, Preminger GM, Razvi H, Shah O, Matlaga BR. Surgical Management of Stones: American Urological Association/Endourological Society Guideline, PART I. J Urol. 2016; 196(4): 1153-1160. DOI: 10,1016 / j.juro.2016.05.090
  16. Scott J, Huskisson E. Graphic representation of pain. Pain 1976; 2 (2): 175–184. PMID: 1026900
  17. Williamson A., Hoggart B. Pain: a review of three commonly used pain rating scales. J Clin Nurs. 2005; 14(7): 798-804. DOI: 10,1111 / j.1365-2702.2005.01121.x
  18. Хван В.К., Трусов П.В. Влияние длительности калькулезной обструкции мочеточника на эффективность лазерной контактной уретеролитотрипсии. Экспериментальная и клиническая урология. 2014; 3: 40-43. eLIBRARY ID: 22593064
  19. Al-Ghazo M, Ghalayini I, Al-Azab R, Bani Hani O, Bani-Hani I, Abuharfi l M, Haddad Y. Emergency ureteroscopic lithotripsy in acute renal colic caused by ureteral calculi: a retrospective study. Urol Res. 2011; 39: 497-501. DOI: 10.1007/ s00240-011-0381-y
  20. Picozzi S, Ricci C, Gaeta M, Casellato S, Stubinski R, Bozzini G, Pace G, Macchi A, Carmignani L. Urgent ureteroscopy as fi rst-line treatment for ureteral stones: a meta-analysis of 681 patients. Urol Res. 2012; (40)5: 581-586. DOI: 10.1007/ s00240-012-0469-z
  21. Sarica K, Tanriverdi O, Aydin M, Koyuncu H, Miroglu C. Emergency ureteroscopic removal of ureteral calculi aO er fi rst colic a? ack: is there any advantage? Urology. 2011; 78: 516- 520. DOI: 10.1016/j.urology.2011.01.070
  22. Sarica K, Yryildirim B, Sahin C, Türkoglu Ö, Tuncer M, Coskun A, Akdere H. Emergency management of ureteral stones: Evaluation of two diff erent approaches with an emphasis on patients’ life quality. Arch Ital Urol Androl. 2016; 88(3): 201-205.
  23. Tran T, Hernandez Bustos N, Kambadakone A, Eisner B, Pareek G. Emergency ureteral stone treatment score predicts outcomes of ureteroscopic intervention in acute obstructive uropathy secondary to urolithiasis. J Endourol. 2017; 31(9): 829-834 DOI: 10.1089/end.2017.0043

Статья опубликована в журнале "Вестник урологии" № 1 2019, стр. 13-25

Тематики и теги

Комментарии