This must be hidden

Современный взгляд на методы коррекции саркопении у пациентов, получающих лечение программным гемодиализом

19.10.2018
257
0

А.А. Яковенко
ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова» Минздрава России

ВВЕДЕНИЕ

Одно из проявлений белково-энергетической недостаточности (БЭН) у пациентов, получающих лечение программным гемодиализом, представлено дефицитом массы скелетной мускулатуры, сопровождающимся снижением ее функциональной активности [1, 2]. Данные изменения массы и функциональной активности скелетной мускулатуры полностью укладываются в синдром саркопении. Саркопения — это синдром, характеризующийся прогрессирующей генерализованной потерей массы и функциональной активности скелетной мускулатуры, что ведет к увеличению рисков неблагоприятных исходов, таких как физическая нетрудоспособность, низкое качество жизни и смерть. Диагноз саркопении ставится при обязательном сочетании у пациента дефицита массы скелетной мускулатуры и снижения ее функциональной активности (силы и/или работоспособности). При наличии у пациента только дефицита массы скелетной мускулатуры без нарушения ее функциональной активности ставится диагноз пресаркопении [3].

Симптомы саркопении встречаются в среднем у каждого третьего пациента на программном гемодиализе и имеют тенденцию к неуклонному нарастанию [4]. Саркопения служит независимым прогностическим фактором заболеваемости и смертности у гемодиализных пациентов [5]. Среди причин развития саркопении у гемодиализных больных наиболее значимым является гиперкатаболизм белка, обусловленный характерными для терминальной почечной недостаточности нарушениями обмена веществ, влиянием факторов, связанных с самой процедурой гемодиализа, воздействием на организм потенциально «уремических токсинов» (в том числе лептина), хроническим воспалительным стрессом [6]. В настоящее время одним из основных методов коррекции саркопении у данной когорты пациентов является изменение рациона пациента за счет увеличения дозы потребления пищевого белка с 1,1 до 1,4 г/кг идеальной массы тела в сутки [7]. Однако при этом отмечается увеличение продукции азотистых метаболитов, выраженности метаболического ацидоза и гиперфосфатемии, что значительно ухудшает состояние фосфорно-кальциевого обмена и увеличивает риск возникновения сердечно-сосудистых катастроф, а также требует увеличения времени самой гемодиализной терапии [7]. Также с целью коррекции саркопении у гемодиализных больных применяют препараты, обладающие анаболическими свойствами: андрогены, рекомбинантный гормон роста человека, инсулиноподобный фактор роста-1 человека [8, 9]. К недостаткам данного способа коррекции саркопении можно отнести значимое увеличение риска развития фатальных сердечно-сосудистых осложнений из-за возникающих грубых изменений липидного спектра, развитие тяжелого повреждения гепатоцитов, а у мужчин — рост маркеров повреждения ткани предстательной железы. Использование препаратов пептидного гормона грелина, который способствует нарастанию массы скелетной мускулатуры за счет значимого увеличения аппетита, стимуляции секреции гормона роста и подавления продукции лептина, в широкой клинической практике затруднительно из-за короткого периода полувыведения и необходимости частого парентерального введения препарата, а также его высокой стоимости [10]. В связи с этим разработка простого и вместе с тем эффективного метода коррекции саркопении остается актуальной проблемой практического здравоохранения. Одним из наиболее перспективных методов коррекции саркопении у пациентов, получающих лечение программным гемодиализом, следует считать перевод пациента на постоянную терапию постдилюционной онлайнгемодиафильтрацией с обязательным контролем потребления пищевого белка (1,1 г белка/кг идеальной массы тела в сутки) и добавлением к терапии препарата кетоаналогов аминокислот в дозе 0,2 г/кг идеальной массы тела в сутки.

Цель исследования — оценить эффективность использования комбинированной терапии постдилюционной онлайн-гемодиафильтрацией и препаратом кетоаналогов аминокислот в дозе 0,2 г/кг идеальной массы тела в сутки для коррекции саркопении у пациентов, получающих лечение программным гемодиализом, с адекватным уровнем потребления основных нутриентов.

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ

Обследовано 645 пациентов с терминальной почечной недостаточностью, получающих лечение программным гемодиализом, среди них 300 мужчин и 345 женщин в возрасте 58,8 ± 6,9 года. Все больные получали лечение программным гемодиализом в течение 6,9 ± 2,1 года. Лечение проводили бикарбонатным гемодиализом на аппаратах «искусственная почка» с использованием воды, подвергнутой глубокой очистке методом обратного осмоса, капиллярных диализаторов площадью 1,2–2,0 м2 . Сеансы диализа проводили три раза в неделю по 4–5,5 часа. В исследовании у всех пациентов оценивали нутриционный статус с целью выявления пресаркопении и саркопении. Нутриционный статус определяли с помощью MIS (Malnutrition Inflammation Score) и учетной формы № 003/У (приказ Минздрава России от 05.08.2003 № 330 (ред. от 24.11.2016)«О мерах по совершенствованию лечебного питания в лечебно-профилактических учреждениях Российской Федерации»). Оценку функциональной активности скелетной мускулатуры осуществляли с использованием шкал MIS и SGA (субъективная глобальная оценка). Всем пациентам выполнено традиционное клинико-лабораторное обследование. Для контроля ежедневного потребления белков, жиров, углеводов, общей калорийности рациона пациенты заполняли пищевые дневники, где указывали качественный и количественный состав потребляемой ими пищи в течение недели. В качестве нормативов потребления основных питательных веществ использовали рекомендации ERBP (European Renal Best Practice, 2007) [7]: адекватное потребление пищевого белка — 1,1 г/кг идеальной массы тела в сутки, энергетическая ценность суточного рациона — 30–35 ккал/кг идеальной массы тела в сутки.

Для оценки компонентного состава тела использовали два метода:

  • калиперометрию с использованием электронного цифрового калипера КЭЦ-100–1-И-Д Твес с расчетом жировой массы тела, считая нормальным содержание жира в организме 10–23 % от общей массы тела (ОМТ); окружности мышц плеча (ОМП), считая нормальной окружность в пределах 23–25,5 см у мужчин и 21–23 см у женщин;
  • биоимпедансометрию с использованием восьмиточечного тетраполярного мультичастотного биоимпедансометра InBody

Уровень лептина сыворотки крови определяли при помощи иммуноферментного анализа (ИФА) с использованием коммерческих наборов (DBC, Канада) в соответствии с инструкцией производителя. Диапазон референсных значений уровня лептина сыворотки крови составлял для мужчин 2–5,6 нг/мл и для женщин 3,7–11,1 нг/мл. Уровень интерлейкина-6 вычисляли с помощью Human 8-plexApanel (171-A11080) фирмы Bio-Rad (США) методом, основанным на селективном связывании определяемых цитокинов и сорбированных на поверхности микрочастиц антител. Диапазон референсных значений уровня интерлейкина-6 составил менее 7,0 пг/мл.

Статистический анализ полученных результатов проводили с использованием общепринятых параметрических и непараметрических методов. Для анализа и оценки полученных данных применяли стандартные методы описательной статистики. Центральные тенденции при нормальном распределении признака оценивали по величине средних значений и среднеквадратического отклонения (М ± σ); при асимметричном — по медиане и квартилям. Статистическую значимость межгрупповых различий количественных переменных определяли с помощью дисперсионного анализа (ANOVA), критерия Манна–Уитни или Уилкоксона, бинарных переменных — с помощью χ2 критерия. Для оценки взаимосвязи двух переменных использовали корреляционный анализ с расчетом непараметрического коэффициента корреляции Спирмена (Rs). Нулевую гипотезу (ошибка первого рода) отвергали при p < 0,05. Расчеты осуществляли при помощи пакета прикладных статистических программ STATISTICA Ver. 8.0 (StatSoft, Inc., США).

РЕЗУЛЬТАТЫ

На основании результатов анализа пищевых дневников было выявлено, что среди 645 обследуемых было 625 (97 %) пациентов с адекватным потреблением основных нутриентов и 20 (3 %) пациентов с неадекватным потреблением основных нутриентов. Последние были исключены из дальнейшего исследования. По результатам оценки компонентного состава тела и оценки функциональной активности скелетной мускулатуры у 173 (28 %) пациентов была диагностирована пресаркопения, у 135 (21 %) пациентов — саркопения. Пациенты без признаков пресаркопении и саркопении также были исключены из дальнейшего исследования. Из 308 пациентов с адекватным потреблением основных нутриентов в сочетании с документированной пресаркопенией или саркопенией при помощи метода Монте-Карло случайным образом отобрали 150 человек, которых распределили на три группы:

  • 1-я группа (группа гемодиафильтрации) была переведена с лечения классическим программным гемодиализом на постдилюционную онлайн-гемодиафильтрацию на постоянной основе с сохранением обычного рациона (содержание пищевого белка — 1,1 г/кг идеальной массы тела в сутки);
  • 2-я группа (группа гемодиафильтрации и усиленного питания) была переведена с лечения классическим программным гемодиализом на постдилюционную онлайн-гемодиафильтрацию на постоянной основе с увеличением потребления пищевого белка до 1,4 г/кг идеальной массы тела в сутки;
  • 3-я группа (группа гемодиафильтрации и кетоаналогов аминокислот) была переведена с лечения классическим программным гемодиализом на постдилюционную онлайн-гемодиафильтрацию на постоянной основе с добавлением к обычному рациону (содержание пищевого белка — 1,1 г/кг идеальной массы тела в сутки) кетоаналогов аминокислот в дозе 0,2 г/кг идеальной массы тела в сутки.

В связи с тем что основной терапевтической мишенью нашего исследования являлась коррекция дефицита массы скелетной мускулатуры, который служит основным критерием для диагностики как пресаркопении, так и саркопении, в дальнейшем исследовании разделение пациентов в группах по признаку пресаркопения/саркопения не проводилось.

При сравнительном анализе групп на момент начала исследования по возрасту пациентов, длительности заместительной почечной терапии программным гемодиализом, уровню лептина и интерлейкина-6 в сыворотке крови, а также уровню основных лабораторных и инструментальных показателей нутриционного статуса, компонентного состава тела статистически значимых различий обнаружено не было. В каждой группе отмечалась умеренная гиперлептинемия, повышенный уровень интерлейкина-6, а также незначительно выраженный метаболический ацидоз. Пациенты, отмечающие снижение двигательной активности как по данным MIS, так и по данным SGA, достоверно превалировали над пациентами без нарушения двигательной активности во всех трех группах.

За пациентами осуществляли динамический контроль и через 6 и 12 месяцев у них повторно оценивали основные показатели нутриционного статуса (лабораторные и инструментальные), показатели компонентного состава тела, характер двигательной активности, уровень лептина и интерлейкина-6 в сыворотке крови, а также традиционные клинико-лабораторные показатели.

Динамика лабораторных показателей, уровня лептина и интерлейкина-6 сыворотки крови, а также показателей компонентного состава тела у пациентов 1-й группы представлена в табл. 1.

Таблица 1. Динамика лабораторных показателей, уровня лептина и интерлейкина-6 сыворотки крови, а также показателей компонентного состава тела у пациентов 1-й группы

Показатель До начала исследования (n = 50) Через 6 месяцев (n = 50) Через 12 месяцев (n = 50) p1/2 p1/3 p2/3
Лептин, нг/мл 11,5 ± 2,1 10,9 ± 1.8 9,6 ± 1.4 0,128 < 0,001 <0,001
Интерлейкин-6, пг/мл 8.4 ± 0,8 8.1 ± 0.6 7.3 ± 0,5 0,037 < 0,001 <0,001
Общий белок, г/л 65,6 ± 4.7 63,9 ± 3.5 61,8 ±3.2 0,042 <0,001 0,002
Трансферрин, г/л 1,89 ±0,25 1,84 ±0,28 1,73 ± 0,23 0,43 <0,001 0,034
Альбумин, г/л 36,1 ±0,5 34,6 ± 0,7 33,1 ± 0.4 < 0,001 <0,001 <0,001
Неорганический фосфор, ммоль/л 1,96 ±0,11 1,92 ±0,17 1,87 ±0,14 0,165 0,111 0,034
рн 7,35 ± 0,10 7,34 ±0,10 7,35 ± 0,20 0,618 0,999 0,752
Индекс массы тела, кг/м; 24,3 ± 2,1 23,9 ± 2,7 24,1 ± 1,9 0,41 0,618 0,147
Окружность мышц плеча по данным калиперометрии, см 21,9 ± 1,6 21,6 ± 1.9 21,1 ± 1,5 0,395 0,011 0,669
Масса скелетной мускулатуры по данным биоимпедансометрии, % 33,1 ±3.2 32,9 ± 2.7 30,4 ± 2,9 0,736 <0,001 <0,001
Снижение двигательной активности по данным MIS, количество человек 34 (68 %) 34 (68 %) 35 (70 %) 0,999 0,672 0,672
Снижение двигательной активности по данным SGA, количество человек 35 (70 %) 34 (68 %) 33 (66 %) 0,828 0,523 0,672

В 1-й группе пациентов через 6 месяцев наблюдения было отмечено достоверное снижение в сыворотке крови уровней общего белка, альбумина. Через 12 месяцев снижение уровней общего белка и альбумина продолжилось. Также через 12 месяцев наблюдения определялось достоверно значимое снижение массы скелетной мускулатуры по данным калиперометрии и биоимпедансометрии. При этом значимого увеличения доли пациентов, отмечающих снижение двигательной активности как по данным MIS, так и по данным SGA отмечено не было.

Динамика лабораторных показателей, уровня лептина и интерлейкина-6 сыворотки крови, а также показателей компонентного состава тела у пациентов 2-й группы представлена в табл. 2.

Таблица 2. Динамика лабораторных показателей, уровня лептина и интерлейкина-6 сыворотки крови, а также показателей компонентного состава тела у пациентов 2-й группы

Показатель До начала исследования (n = 50) Через 6 месяцев (n = 50) Через 12 месяцев (n = 50) p1/2 p1/3 p2/3
Лептин, нг/мл 11,2 ±2,1 10,0 ± 1.9 9,2 ± 1.6 0,026 < 0,001 0,024
Интерлейкин-6, пг/мл 8.8 ± 0.7 8,3 ± 0,5 7,5 ± 0.6 0,016 < 0,001 0,028
Общий белок, г/л 65,2 ± 5.6 67,5 ± 4.1 67,9 ± 5,7 0,021 0,018 0,688
Трансферрин, г/л 1,91 ±0,31 1,98 ±0,22 2,09 ± 0,27 0,195 0,002 0,027
Альбумин, г/л 35,8 ± 0.6 37,1 ±0,5 37,3 ± 0.8 < 0,001 <0,001 0,137
Неорганический фосфор, ммоль/л 2,08 ± 0,09 2,13 ±0,11 2,13 ±0,12 0,014 0,02 0,999
рн 7,34 ± 0,20 7,34 ±0,10 7,33 ± 0,20 0,803 0,752 0,999
Индекс массы тела, кг/м2 23,7 ± 2.8 24,2 ± 2.6 24,8 ± 2,7 0,357 0,048 0,26
Окружность мышц плеча по данным калиперометрии, см 22,1 ± 1.4 22,7 ± 1,5 23,1 ± 1,6 0,041 0,0012 0,2
Масса скелетной мускулатуры по данным биоимпедансометрии, % 32,2 ± 1.8 33,7 ± 2,3 33,9 ± 2.2 < 0,001 <0,001 0,657
Снижение двигательной активности по данным MIS, количество человек 32 (64 %) 28 (60 %) 26 (56 %) 0,68 0,414 0,685
Снижение двигательной активности по данным SGA, количество человек 33 (66 %) 28 (60 %) 26 (56 %) 0,534 0,305 0,685

Во 2-й группе пациентов через 6 месяцев от начала лечения было отмечено статистически значимое увеличение общего белка и альбумина сыворотки крови. При этом значимого нарастания данных показателей к 12-му месяцу лечения не наблюдалось. Однако при этом повысилось содержание в сыворотке крови неорганического фосфора, несколько увеличилась выраженность метаболического ацидоза. Увеличилась масса скелетной мускулатуры по данным биоимпедансометрии и калиперометрии, хотя это и не сопровождалось значимым уменьшением числа лиц со снижением двигательной активности как по данным MIS, так и по данным SGA.

Динамика лабораторных показателей, уровня лептина и интерлейкина-6 в сыворотке крови, а также показателей компонентного состава тела у пациентов 3-й группы представлена в табл. 3.

Таблица 3. Динамика лабораторных показателей, уровня лептина и интерлейкина-6 сыворотки крови, а также показателей компонентного состава тела у пациентов 3-й группы

Показатель До начала исследования (n = 50) Через 6 месяцев (n = 50) Через 12 месяцев (n = 50) p1/2 p1/3 p2/3
Лептин, н г/мл 11,6 ± 1,8 10,5 ± 2,1 9,3 ± 1,4 0,028 < 0,001 < 0,001
Интерлейкин-6, пг/мл 8,3 ± 0,9 7,9 ± 0,7 7,2 ± 0,6 0,042 < 0,001 < 0,001
Общий белок, г/л 64,9 ± 4,4 66,8 ±4,1 71,9 ± 3.8 0,027 < 0,001 < 0,001
Трансферрин, г/л 1,94 ± 0,28 2,09 ±0,31 2,35 ± 0,34 0,011 <0,001 < 0,001
Альбумин, г/л 35,7 ± 0,9 38,1 ± 1,1 42,3 ± 1,3 < 0,001 < 0,001 <0,001
Неорганический фосфор, ммоль/л 1,95 ± 0,18 1,89 ±0,11 1,78 ± 0,16 <0,001 < 0,001 < 0,001
рн 7,34 ±0,10 7,35 ± 0,21 7,36 ±0,12 0,761 0,367 < 0,001
Индекс массы тела, кг/м: 23,9 ± 3,1 24,2 ± 3,4 24,4 ± 3,5 0,148 0,263 0,712
Окружность мышц плеча по данным калиперометрии,см 21,8 ±2,1 22,7 ± 2,3 23,7 ± 2,4 < 0,001 < 0,001 0,035
Масса скелетной мускулатуры по данным биоимпедансометрии, % 31,9 ±2,8 33,2 ± 3.1 36,7 ± 3,3 0,03 < 0,001 < 0,001
Снижение двигательной активности по данным MIS, количество человек 33 (66 %) 23 (46 %) 19 (38 %) 0,044 < 0,001 0,417
Снижение двигательной активности по данным SGA, количество человек 33 (66 %) 28 (56 %) 23 (46 %) 0,044 < 0,001 0,417

В 3-й группе пациентов за 6 месяцев наблюдения было отмечено достоверное нарастание в сыворотке крови общего белка, альбумина и трансферрина при статистически значимом снижении уровня неорганического фосфора в сыворотке крови. При этом нарастание уровня общего белка, альбумина и трансферрина сыворотки крови сохранялось и к 12-му месяцу наблюдения. Также отмечалось статистически значимое увеличение массы скелетной мускулатуры по данным антропометрии и биоимпедансометрии. При этом в отличие от первых двух групп уменьшилось число пациентов, отмечающих снижение двигательной активности как по данным MIS, так и по данным SGA.

После завершения исследования был проведен сравнительный анализ основных показателей нутриционного статуса, компонентного состава тела, уровня лептина и интерлейкина-6 в сыворотке крови, а также основных лабораторных показателей у пациентов во всех группах с целью оценки эффективности проводимой терапии.

Общая сравнительная характеристика групп через 12 месяцев исследования представлена в табл. 4.

Таблица 4. Общая сравнительная характеристика групп через 12 месяцев исследования

Показатель 1-я группа (n = 50) 2-я группа (n = 50) 3-я группа (n = 50) p1/2 p1/3 p2/3
Лептин, нг/мл 9,6 ± 1,4 9,2 ± 1.6 9,3 ± 1.4 0,458 0,542 0,634
Интерлейкин-6, пг/мл 7,3 ± 0,5 7,5 ± 0.6 7,2 ± 0.6 0,569 0,363 0,565
Общий белок, г/л 61,8 ±3,2 67,9 ± 5.7 71,9 ± 3.8 < 0,001 <0,001 <0,001
Трансферрин, г/л 1,73 ±0,23 2,09 ± 0,27 2,35 ± 0,34 < 0,001 <0,001 0,035
Альбумин, г/л 33,1 ±0.4 37,3 ± 0.8 42,3 ± 1,3 < 0,001 <0,001 0,018
Неорганический фосфор, ммоль/л 1,87 ±0,14 2,13 ±0,12 1,78 ±0,16 <0,001 0,048 <0,001
рн 7,35±0,20 7,33±0,20 7,36±0,12 <0,001 0,037 < 0,001
Индекс массы тела, кг/м2 24,1 ± 1,9 24,8 ± 2.7 24,4 ± 3,5 0,364 0,448 0,738
Окружность мышц плеча по данным калиперометрии,см 21,1 ± 1,5 23,1 ± 1,6 23,7 ± 2,4 < 0,001 < 0,001 0,044
Масса скелетной мускулатуры по данным биоимпедансометрии, % 30,4 ± 2,9 33,9 ± 2,2 36,7 ± 3,3 < 0,001 <0,001 <0,001
Снижение двигательной активности по данным MIS, количество человек 35 (70 %) 26 (56 %) 19 (38 %) < 0,001 <0,001 <0,001
Снижение двигательной активности по данным SGA, количество человек 33 (66 %) 26 (56 %) 23 (46 %) < 0,001 <0,001 <0,001

ОБСУЖДЕНИЕ

В данной работе продемонстрированно, что перевод пациента на постоянную терапию постдилюционной онлайн-гемодиафильтрацией с целью коррекции саркопении значимо снижает уровень лептина и интерлейкина-6 в сыворотке крови, что ведет к уменьшению гидролиза белка и расщепления мышечного белка путем активации ядерного фактора транскрипции-kB (NF-kB), или ubiquitin-proteasome proteolytic system, что, в свою очередь, обусловливает значительное увеличение массы скелетной мускулатуры, нормализацию показателей белкового обмена и в конечном счете уменьшение выраженности БЭН [11]. Данный эффект постдилюционной онлайн-гемодиафильтрации достигается за счет высокой скорости ультрафильтрации, повышенного размера пор диализной мембраны, ее толщины и способности к адсорбции протеинов плазмы крови [12]. Также в ряде работ показана возможность постдилюционной онлайн-гемодиафильтрации значительно снижать выраженность окислительного стресса, уровень маркеров эндотелиальной дисфункции, улучшать контроль анемии, что, в свою очередь, также способствует коррекции саркопении [13]. К основным клиническим недостаткам постдилюционной онлайн-гемодиафильтрации относят повышенную потерю в диализат альбумина, аминокислот, витаминов, что значительно ухудшает нутриционный статус пациента и усугубляет выраженность дефицита массы скелетной мускулатуры, БЭН [14]. В связи с этим добавление в рацион пациента с адекватным уровнем потребления основных нутриентов (белок 1,1 г/кг идеальной массы тела в сутки) кетоаналогов аминокислот в дозе 0,2 г/кг идеальной массы тела в сутки позволяет полностью нивелировать потерю белка и аминокислот в диализат при постдилюционной онлайн-гемодиафильтрации без усиления выраженности гиперфосфатемии и метаболического ацидоза, как это происходит при увеличении потребления пищевого белка до 1,4 г/кг идеальной массы тела в сутки при обычном рационе. Также усиление потребления белка за счет кетоаналогов аминокислот, а не за счет обычного рациона (пищевого белка) ведет к более значимому снижению выраженности гипоальбуминемии вследствие более высокой биологической доступности кетоаналогов аминокислот, а также по причине нахождения в препаратах, их содержащих, сбалансированного состава всех незаменимых и заменимых аминокислот.

Выводы

Таким образом, комбинированную терапию постдилюционной онлайн-гемодиафильтрацией и кетоаналогами аминокислот в дозе 0,2 г/кг идеальной массы тела в сутки можно считать одним из патогенетически обоснованных методов коррекции саркопении у пациентов, получающих программный гемодиализ, с адекватным потреблением основных нутриентов.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Fouque D, Kalantar-Zadeh K, Kopple J, et al. A proposed nomenclature and diagnostic criteria for protein-energy wasting in acute and chronic kidney disease. Kidney Int. 2008;73(4):391-398. doi: 10.1038/sj.ki.5002585.
  2. 2. Giglio J, Kamimura MA, Lamarca F, et al. Association of Sarcopenia With Nutritional Parameters, Quality of Life, Hospitalization, and Mortality Rates of Elderly Patients on Hemodialysis. J Ren Nutr. 2018;28(3):197-207. doi: 10.1053/j.jrn.2017.12.003.
  3. Cruz-Jentoft AJ, Baeyenns JP, Bauer JM, et al. Sarcopenia: European consensus on definition and diagnosis: report of the European Working Group on Sarcopenia in Older People. Age Ageing. 2010;39(4):412-423. doi: 10.1093/ageing/afq034.
  4. Bataille S, Serveaux M, Carreno E,etal. The diagnosis ofsarcopeniais mainly driven by muscle massin hemodialysis patients. Clin Nutr. 2017;36(6):1654-1660. doi: 10.1016/j.clnu.2016.10.016.
  5. Kittiskulnam P, Chertow GM, Carrero JJ, et al. Sarcopenia and its individual criteria are associated, in part, with mortality among patients on hemodialysis. Kidney Int. 2017;92(1):238-247. doi: 10.1016/j.kint.2017.01.024.
  6. Kittiskulnam P, Carrero JJ, Chertow GM, et al. Sarcopenia among patients receiving hemodialysis: weighing the evidence. J Cachexia Sarcopenia Muscle. 2017;8(1):57-68. doi: 10.1002/jcsm.12130.
  7. European best practice guidelines Guideline on Nutrition. Nephrol Dial Transplant. 2007;22(Suppl.2):45-87.
  8. Supasyndh O, Satirapoj B, Aramwit P, et al. Effect of oral anabolic steroid on musclestrength and muscle growth in hemodialysis patients. Clin J Am SocNephrol. 2013;8(2):271-279. doi: 10.2215/ CJN.00380112.
  9. KoppleJD, Cheung AK, Christiansen JS,etal. A large-scalerandomized clinical trial of growth hormonein hemodialysis patients. Nephrol Dial Transplant. 2011;26(12):4095-4103. doi: 10.1093/ndt/gfr363.
  10. Collden G, Tschop MH, Muller TD. Therapeutic Potential of Targeting the Ghrelin Pathway. Int J Mol Sci. 2017;18(4):E798. doi: 10.3390/ijms18040798.
  11. Alix PM, Guebre-Egziabher F, Soulage CO. Leptin as an uremic toxin: Deleterious role of leptin in chronic kidney disease. Biochimie. 2014;105:12-21. doi: 10.1016/j.biochi.2014.06.024.
  12. NubeMJ,PetersSAE,BlankestijnPJ,etal.Mortalityreduction by postdilution online-haemodiafiltration: a cause-specific analysis. Nephrol Dial Transplant. 2017;32(3):548-555. doi:10.1093/ndt/gfw381.
  13. Molina P, Vizcaino B, Molina MD, et al. The effect of high-volume online haemodiafiltration on nutritional status and body composition: the ProtEin Stores prEservaTion (PESET) study. Nephrol Dial Transplant. 2018; [Epub ahead of print]. doi:10.1093/ndt/gfx342.
  14. Vega A, Quiroga B, Abad S,etal. Albumin leakagein online hemodiafiltration, more convective transport, more losses? Ther Apher Dial. 2015;19(3):267-271. doi:10.1111/1744-9987.12247.

Статья опубликована в журнале "Урологические ведомости" 2018 №2, стр. 36-43

Тематики и теги

Комментарии