Сосудистый и биологический возраст мужчины

09.08.2022
471
0

Можно ли повернуть время вспять? На этот вопрос попытался ответить в процессе своего доклада на одной из сессий XVIII Конгресса с международным участием «Мужское здоровье» заместитель директора по научной работе МНОЦ МГУ им. М.В. Ломоносова, д.м.н., член-корреспондент РАН, профессор Симон Теймуразович Мацкеплишвили.

Он сообщил о том, что в 2013 г. Европейским обществом артериальной гипертонии был предложен дополнительный критерий для оценки риска сердечно-сосудистых осложнений (ССО) – сердечный, или сосудистый возраст. Под этим термином понимают хронологический возраст «идеального» пациента с таким же уровнем риска ССО, как и у обследуемого, но при отсутствии у него модифицируемых факторов риска. При этом врачи-урологи и андрологи, говоря о сосудистом возрасте, понимают под этим термином функцию эндотелия, который является самым большим эндокринным органом в организме человека. Эндотелий выстилает поверхность всех вен, артерий, капилляров, лимфатических сосудов и по площади сравним с несколькими футбольными полями. Состояние эндотелия имеет огромное значение не только для поддержания функций гемостаза, но и для других важных процессов жизнедеятельности. В частности, именно эндотелий обеспечивает дилатацию или вазоконстрикцию, тромбообразование или тромболизис, пролиферацию или ингибирование пролиферации, воспаление в сосудистой стенке или липолиз и другие функции и процессы.

Среди медиаторов эндотелиального происхождения докладчиком были названы факторы, постоянно образующиеся в эндотелии и постоянно выделяющиеся из клеток в базолатеральном направлении или в кровь: оксид азота (NO), простациклин, факторы, накапливающиеся в эндотелии и выделяющиеся из него при стимуляции (фактор Виллебранда, Р-селектин, тканевой активатор плазминогена): эти факторы могут попадать в кровь не только при стимуляции эндотелия, но и при его активации и повреждении; факторы, синтез которых в нормальных условиях практически не происходит, однако резко увеличивается при активации эндотелия (эндотелин-1, ICAM-1, VCAM-1, Е-селектин, PAI-1); факторы, синтезируемые и накапливаемые в эндотелии (t-РА) либо являющиеся мембранными белками (рецепторами) эндотелия (тромбомодулин, рецептор протеина С, АПФ2). Отдельно докладчик обратил внимание коллег на NO, который является основным вазодилататором: он образуется из L-аргинина с участием eNOS, обладает антиагрегантными, противовоспалительными свойствами, предотвращает окисление липопротеидов низкой плотности (ЛПНП), активируется напряжением сдвига, ингибируется ADMA, GGPP, L-NAME, оксидативным стрессом. «Поэтому эндотелиальная дисфункция (ЭД) может быть определена как нарушение (увеличение или уменьшение) образования в эндотелии различных биологически активных веществ. ЭД является одним из важных независимых факторов риска при сахарном диабете, атеросклерозе, артериальной гипертензии, сепсисе, увеличении размеров злокачественных новообразований, – пояснил он. – ЭД вызывают дислипидемия, артериальная гипертензия, сахарный диабет, курение, гипергомоцистениемия, возраст, менопауза, наследственность. Риск сердечно-сосудистых заболеваний увеличивается с возрастом при накапливании различных факторов риска – гиперхолистеринемии, нарушении толерантности к глюкозе и различных других проявлениях».

Симон Теймуразович сообщил, что обычно кардиологи оценивают сосудистый возраст по шкале SCORE, подразумевая риск развития ССО в зависимости от возраста, статуса курения, систолического артериального давления, уровня общего холестерина. Причем, в соответствии с данными этой шкалы, только принадлежность к мужскому полу уже делает человека более предрасположнным к рискам развития ССО. Кроме того, доказано, что жители Восточно-Европейских стран, к которым относится и Россия, принадлежат к популяции с более высоким риском, по сравнению с жителями стран Запада.

Профессор С.Т. Мацкеплишвили напомнил о том, что первые сообщения об ЭД появились еще в 1980–90 гг.: это состояние было выявлено у пациентов во многих сосудистых бассейнах при артериальной гипертензии, сахарном диабете, ишемической болезни сердца, хронической сердечной недостаточности, хронических заболеваниях почек. ЭД предшествует многим сердечным осложнениям и играет важную роль при метаболическом синдроме, инсулинорезистентности, гипергомоцистениемии. Докладчик рассказал о самом первом наблюдении, сделанном в США при выполнении катетеризации коронарных артерий через плечевую артерию у нескольких пациентов. При этом было отмечено, что у некоторых пациентов после снятия перекрытия просвета плечевой артерии резко усиливается кровоток и происходит расширение плечевой артерии, а у пациентов с сердечной недостаточностью увеличение кровотока (напряжение сдвига) не приводит к ускорению кровотока и увеличению диаметра плечевой артерии. Так стало понятно, что при сердечно-сосудистых заболеваниях происходит нечто, не позволяющее сосудам расширяться в условиях, когда это необходимо. Впервые известная сегодня проба с вазодилатацией плечевой артерии для выявления функции эндотелия была описана в 1992 г. в журнале «The Lancet». «Однако следует отметить, что при проведении этой пробы российские врачи накладывают манжету на плечо, но это неверно – манжету необходимо накладывать на предплечье. Это очень важный момент для получения адекватных результатов», – пояснил докладчик.

Далее профессор С.Т. Мацкеплишвили остановился на лечении пациентов с ЭД: «Необходимо оказать влияние на липидный профиль пациента (снизить уровень ЛПНП и повысить ЛПВП), использовать «нелипидкорригирующие» эффекты статинов. Очень важно применять ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) или блокаторы рецепторов ангиотензина, эстрогены (в т.ч. в составе заместительной гормональной терапии у женщин), полиненасыщенные жирные кислоты, ингибиторы фосфодиэстеразы 5-го типа, стабильные аналоги PG12, ингибиторы ТхА2-синтетазы и антагонисты ТхА2-рецепторов (к примеру, ацетилсалициловую кислоту). Докладчик привел в качестве примера клиническую ситуацию у пациента с тяжелым вазоспазмом коронарных артерий: после нескольких недель лечения ингибиторами АПФ (в данной ситуации – хинаприлом) и введения ацетилхолина стало очевидно, что функция эндотелия у него нормализовалась.

«Нормализация функций эндотелия достигается в ряде случаев в результате коррекции факторов риска и использования нелекарственных методов лечения. Сюда можно отнести снижение массы тела при исходном ожирении, уменьшение солевой нагрузки, прекращение курения и злоупотребления алкоголем, устранение различных интоксикаций, в т.ч. инфекционного генеза, увеличение физической активности, проведение физиотерапевтических и бальнеологических процедур, – отметил докладчик. – Также необходимо помнить о «формуле», которая гласит «ЭД=эректильная дисфункция (ЭрД)». Врачам прекрасно известно все о теории диаметра артерии и о том, почему нарушения кровоснабжения через артерии полового члена проявляются гораздо раньше, чем в коронарных артериях, что приводит к инфаркту миокарда. Поскольку диаметр артерии полового члена составляет около 1 мм, а диаметр коронарных артерий 3–6 мм, одна и та же степень ЭД, проявляющейся в виде ЭрД, может быть предиктором тяжелейших ССО. Поэтому признание ЭрД в качестве важного симптома системного сосудистого заболевания привело к концепции, что мужчина с ЭрД без клинических проявлений сердечно-сосудистых заболеваний – это кардиологический больной, пока не доказано обратное».

В завершение доклада профессор С.Т. Мацкеплишвили вернулся к вопросу о том, можно ли повернуть время вспять, и привел единственное исследование, где возраст оценивался с помощью измерения эпигенетических параметров метилирования ДНК и было доказано, что выполнение определенных манипуляций способно снизить биологический возраст на 3,4 года. «С этой целью одновременно использовались диета, физические нагрузки, достаточный сон, избегание стрессов, что в реальной жизни мужчины вряд ли возможно. Но что действительно возможно – ­это профилактика ЭД, исключение факторов риска и своевременное посещение врача», – резюмировал он.

Источник: http://rusmh.org/images/content/gmu/mu-2022-2.pdf

Комментарии