This must be hidden
При поддержке препарата АФАЛАЗА

Ретроспективное сравнение трехступенчатой терапии метастатического почечно-клеточного рака

08.11.2013
4962
0

Retrospective comparison of triple-sequence therapies in metastatic renal cell carcinoma

Busch J, Seidel C, Erber B, Issever AS, Hinz S, Kempkensteffen C, Magheli A, Miller K, Grünwald V, Weikert S.

Charité University Medicine Berlin, Department of Urology, Berlin, Germany.

Оптимальная последовательность таргетной терапии у пациентов с метастатическим почечно-клеточным раком (мПКР) не определена.

Цель:

Определение эффективности и токсичности наиболее часто применяемых последовательностей таргетной терапии, а именно: ингибиторов рецепторов тирозинкиназы (rTKI) и мишени рапамицина у млекопитающих (mTOR) в различных последовательностях после отказа от ингибиторов сосудистого эндотелиального фактора роста (VEGFi) в качестве терапии первой линии.

Дизайн, установки и участники:

Ретроспективное исследование 103 пациентов, получавших VEGFi-rTKI-mTOR (n = 62) или VEGFi-mTOR-rTKI (n = 41) в двух немецких академических центрах.

Вмешательство:

Последовательная системная таргетная терапия.

Результаты измерений и статистического анализа

Трактовка результатов осуществлялась при помощи критериев оценки ответа солидных опухолей на лечение; токсичность измерялась с помощью критериев общей терминологии для неблагоприятных эффектов; выживаемость без прогрессирования заболевания (ВБПЗ) и общая выживаемость (ОВ) оценивались по методу Каплана-Мейера. Прогностические факторы выживания были проанализированы с использованием регрессии Кокса.

Результаты и ограничения:

Группы последовательностей существенно не отличались характеристиками пациентов и ответом после первой неудачи VEGFi. Медиана ВБП для терапии второй линии составила 4,6 мес. (95% доверительный интервал [ДИ] 3.8-5.4), 4,1 мес. (95% ДИ, 3.4-4.9) для rTKI и 5,4 мес. (95% ДИ, 2.7-8.1 ) для ингибиторов mTOR (р = 0,400).

Не наблюдалось различий в ВБПЗ в группах третьей линии терапии (3,6 мес. для ингибиторов mTOR; 3,7 мес. для rTKI). Продолжительность лечения после первой неудачи VEGFi (вторая и третья линии ВБПЗ) составила 10,0 мес. для VEGFi-rTKI-mTOR и 12,2 мес. для VEGFi-mTOR-rTKI (р = 0,103). Не наблюдалось существенных различий в ОВ среди групп последовательностей (33,7 мес. [95% ДИ 30.4-37.1] для VEGFi-rTKI-mTOR; 38,7 мес. [95% ДИ 24.4-52.9] для VEGFi-mTOR-rTKI). Первичное сопротивление в первой линии терапии было независимым предиктором общей выживаемости, но не типа последовательности. Ограничениями явились ретроспективный дизайн и сравнительно небольшое количество случаев.

Выводы:

Последовательности терапии VEGFi-mTOR-rTKI и VEGFi-rTKI-mTOR с имеющимися в настоящее время агентами, судя по всему, одинаково эффективны с точки зрения выживаемости без прогрессии, общей выживаемости и частоты ответа, без явного благотворного влияния раннего использования ингибиторов mTOR.

Комментарии

Журнал "Европейская Урология"
European Urology (Европейская Урология) 2013 Июль; 64(1)
Выпуски