This must be hidden
При поддержке препарата АФАЛАЗА

Влияние одиночного и множественных положительных хирургических краев на жесткие клинические конечные точки у 1712 пациентов pT2-4 N0 после радикальной простатэктомии без адъювантной терапии

30.10.2013
16
0

The impact of solitary and multiple positive surgical margins on hard clinical end points in 1712 adjuvant treatment-naive pT2-4 N0 radical prostatectomy patients

Mauermann J, Fradet V, Lacombe L, Dujardin T, Tiguert R, Tetu B, Fradet Y.

Источник

Department of Surgery (Urology), Centre Hospitalier Universitaire de Québec (CHUQ), Laval University, Quebec City, QC, Canada.

Положительный хирургический край (ПХК) повышает риск биохимического рецидива (БХР) после радикальной простатэктомии (РП), однако его влияние на жесткие клинические конечные точки находится в стадии обсуждения.

Цель:

Оценить влияние одиночного (оПХК) и множественного ПХК (мПХК) на важные клинические конечные точки.

Дизайн исследования:

Были проанализированы данные Клинического Университетского центра Квебека среди 1712 пациентов с раком предстательной железы (РПЖ) pT2-4 N0 и недетектируемым простат-специфическим антигеном после РП.

Вмешательство:

РП без неоадъювантной и адъювантной терапии.

Результаты измерений и статистический анализ

Функции выживания оценивались тестом Каплана-Мейера, предикторы конечных клинических точек - моделью пропорциональных рисков Кокса.

Результаты и ограничения:

Медиана наблюдения составила 74,9 мес. В общей сложности 1121 пациент (65,5%) имел НХК, 281 пациент (16,4%) имел оПХК и 310 пациентов (18,1%) имели мПХК. В общей сложности у 280 пациентов (16,4%) был отмечен БХР, 197 пациентов (11,5%) перенесли сальважную лучевую терапию (СЛТ). Шестьдесят восемь пациентов (4,0%) подверглись окончательной андрогенной депривации, у 19 пациентов (1,1%) развились метастазы, 15 пациентов (0,9%) имели устойчивый к кастрации РПЖ (КУРПЖ). Тринадцать пациентов (0,8%) умерли от рака простаты, 194 пациента (11,3%) умерли от других причин. Десятилетняя оценка выживаемости без БХР Каплана-Мейера составила 82% для пациентов с НХК, 72% для пациентов с оПХК и 59% для пациентов с мПХК (р <0,0001). Время до метастатической болезни, КУРПЖ, ПСА-специфическая смертность (ПСАСС) или смертность от всех причин между тремя группами достоверно не отличалась (р = 0,991, р = 0,988, р = 0,889 и р = 0,218 соответственно). В многофакторном анализе оПХК и мПХК были связаны с БХР (отношение рисков [ОР]: 1,711, р = 0,001 и ОР = 2,075, р <0,0001), но оПХК и мПХК не могли быть предикторами метастазов (р = 0,705 и р = 0,242), КУРПЖ (р = 0,705 и р = 0,224), ПСАСС (р = 0,972 и р = 0,260) или общей смертностью (р = 0,102 и р = 0,067). Главным ограничением был ретроспективный дизайн.

Выводы:

В когорте пациентов, которые перенесли раннюю СЛТ в 70% случаев из-за БХР, оПХК и мПХК предсказывали БХР, но не долгосрочные клинические конечные точки. Лучевая терапия у пациентов с НХК не может быть оправдана, так как только небольшая часть пациентов прогрессировала до конечных точек, отличных от БХР. ПСАСС заимела значение, в 15 раз меньшее конкурентного риска смертности.

Комментарии

Журнал "Европейская Урология"
European Urology (Европейская Урология) 2013 Июль; 64(1)
Выпуски