Мужское долголетие: новый взгляд на профилактику рака предстательной железы

23.05.2022
1178
0

А.Н. Ильницкий - д.м.н., профессор, заведующий кафедрой терапии, гериатрии и антивозрастной медицины Академии постдипломного образования Федерального научно-клинического центра ФМБА России, Москва

Еще с советских времен геронтология и гериатрия воспринимались как науки, которые способствуют увеличению продолжительности жизни человека. Это, действительно, было востребовано, поскольку в СССР средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении была значительно ниже, чем в странах Западной Европы и США. Сейчас ситуация начинает исправляться и появился другой тренд – увеличение продолжительности здоровой или активной жизни. Этим занимается антивозрастная медицина – наука из области медицинской профилактики, которая разрабатывает технологии раннего выявления хронических заболеваний, их предупреждения и своевременного начала терапии. В комплексе это приводит к тому, что к старшему возрасту человек приходит с меньшим грузом полиморбидности, заболеваний, которые ведут к инвалидности и снижают качество жизни. Появилось даже такое определение, как «сокращение красного периода жизни». То есть современные профилактические технологии в геронтологии и антивозрастной медицине призваны не столько увеличить продолжительность жизни, сколько снизить нагрузку заболеваниями в конце жизни и увеличить ее активный период. Надо заметить, что это реально не только при применении медицинских технологий.

В увеличении здорового периода жизни принимают участие многие факторы: качество окружающей среды, питьевой воды, психологические установки в обществе, пищевые особенности, комфорт проживания, качество жилища, экономические взаимоотношения в государстве и обществе, степень озеленения и многое другое. В совокупности факторы, которые приводят к более здоровой и продолжительной жизни, называются средой, способствующей долголетию. Научное изучение такой среды, изменение повседневной жизни, с точки зрения ее качества, связанного со здоровьем, и увеличение продолжительности является самым новым трендом антивозрастной медицины. И вот здесь на повестке дня особенно остро стоит гендерный вопрос.

Дело в том, что во всем мире средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении у мужчин меньше, чем у женщин, причем в России и других странах постсоветского пространства этот разрыв носит просто драматический характер. Возьмем Великобританию, это страна с высоким уровнем дохода. Здесь в 2019 г. ожидаемая продолжительность жизни при рождении у мужчин составляла 79,6 года, у женщин – 84,7 года, т.е. разница составляла 5,1 года. Мексика – это страна со средним уровнем доходов населения, здесь продолжительность жизни мужчин составляла 72,2 года, женщин 77,9 года, разница – 5,7 года. Надо сказать, что разрыв продолжительность жизни между мужчинами и женщинами в России зависит от региона, но в среднем он достаточно велик – 11 лет, это один из самых высоких показателей в мире. Это, безусловно, ставит принципиальную задачу перед такой комплексной наукой, как биогеронтология, социальная геронтология и гериатрия в ее профилактическом разделе (антивозрастная медицина): обоснование и создание среды, способствующей долголетию мужчин.

Если обратиться к статистике, то главными причинами смертности мужчин являются заболевания сердечно-сосудистой системы, в т.ч. инфаркт миокарда и инсульт, смертность от внешних причин (дорожно-транспортные происшествия, несчастные случаи, случаи насилия и пр.), а также злокачественные новообразования. Причем первые места здесь занимают рак легких, желудка и новообразования предстательной железы (ПЖ).

Любопытно, что сейчас продолжительность жизни и старение оцениваются с позиций т.н. индивидуальной жизнеспособности. Это комплекс всех способностей человека, благодаря которым он, в общем-то, живет. Эти способности сгруппированы в несколько направлений, и если заниматься профилактикой, то следует оказывать воздействие на все эти позиции, или как их называют домены. А к ним относятся двигательный, сенсорный, психологический, витальный, соматический и психологический домены. Охват этих доменов профилактическими мерами получил название «базисной» профилактики. Если раньше мы говорили, что профилактика – это пирамида, которая начинается с первичной (предупреждение развития заболеваний), продолжается вторичной (предупреждение ухудшения течения заболеваний) и заканчивается третичной (предупреждение инвалидизации) профилактикой, то сейчас добавляется еще «базисная» профилактика, которая включает в себя правильное питание, режим физической активности и грамотную психологическую установку. То есть, по сути дела, «базисная» профилактика нужна всем вне зависимости от наличия/отсутствия заболеваний и степени их выраженности, поскольку она оказывает влияние на все домены жизнеспособности человека. И вот как раз здесь нужен новый подход к формированию здоровья мужчин и в т.ч. профилактике злокачественных новообразований и рака ПЖ (РПЖ).

Дело в том, что одна из причин низкой продолжительности жизни мужчин, это т.н. «токсичная мускулинность». Проблема эта обсуждается во всем мире, существует она и в России. Суть в том, что общество накладывает на мужчин повышенные требования мускулинного поведения, т.е. «не плакать» – не выражать открыто свои эмоции, скрывать в себе проблемы, что приводит к психологическим последствиям и формирует синдром зависимости от психоактивных веществ (алкоголь и курение). Во многих слоях общества до сих пор культивируется образ «мачо», отсюда склонность к риску, опасному вождению транспорта, акты насилия, а это причины высокой смертности от внешних причин. Еще одно проявление подобной мускулинности – неправильные паттерны питания. Если заниматься физической активностью становится модно, то рекомендации Всемирной организации здравоохранения по здоровой физической активности составляют 150 минут в неделю аэробных упражнений средней интенсивности, желательны также упражнения на баланс, растяжение и силовые тренировки 2 раза в неделю, и наши мужчины этим стандартам пытаются соответствовать, но перестройка питания пока идет очень медленно. В обществе бытует представление, что питание «настоящего мужчины» – это побольше мяса, картофеля или других легкоусвояемых углеводов, которые сопровождаются пивом или другим алкоголем. На самом деле, такие паттерны питания и приводят к ускорению атеросклеротических процессов, а соответственно к сердечно-сосудистым заболеваниям, а также предрасположенности к злокачественным новообразованиям.

Очень интересно, что современное питание должно иметь двоякую начинку. С одной стороны, польза человеку с точки зрения профилактики сердечно-сосудистых и злокачественных заболеваний, а с другой – экологическая безопасность. Оказывается, что при производстве некоторых продуктов, например красного мяса (свинина, говядина и пр.) происходит выброс парниковых газов, которые ухудшают экологическую обстановку, способствуют потеплению климата. Кстати, высокое потребление красного мяса связано с рисками онкологических заболеваний. Появился даже ряд т.н. «устойчивых» диет (они способствуют устойчивому развитию природных ресурсов за счет снижения промышленных выбросов при изготовлении продуктов). Примером такого питания, полезного человеку и природе, является резилиенс-диета (он англ. resilience – жизнеспособность, устойчивость, неуязвимость здоровья). Она включает в себя следующие положения. Поступление белка в организм должно быть из нескольких источников: белки растительного происхождения (например, гречневая, овсяная, перловая крупы, бобовые, орехи и т.п.), белки животного происхождения: продукты на основе молока (например, сыры, кисло-молочные продукты, творог и т.п.), являющиеся основными источниками кальция, нежирное мясо (например, курица, индейка, кролик). Важно ограничивать поступление красного мяса, а больше потреблять рыбу, преимущественно морскую (например, треска, лосось), являющуюся основным источником полиненасыщенных жирных кислот. Поступление углеводов в организм должно быть ограничено, рекомендовано потребление цельного зерна, меньше рафинированных продуктов, 500 г/сут «зеленого, желтого, красного, хрустящего» (свежие овощи и фрукты), причем соотношение овощей и фруктов регламентируется следующими показателями – 1,5:1 (например, 300 г овощей: 200 г фруктов). Целесообразным является ограничение потребления клубневых культур (например, разрешено не более 50 г картофеля в сутки). Поступление жиров в организм должно быть ограничено по принципу «чем меньше – тем лучше»; основной источник жиров – растительные масла (оливковое, подсолнечное и пр.). Поступление соли в организм должно быть ограничено, т.к. она содержится в минимальных количествах в рекомендуемых продуктах питания. Обязательным считается соблюдение водного режима с потреблением жидкости не менее 30 мл/кг массы тела, куда относятся вода, чаи (например, зеленый или травяной, где содержится урсоловая кислота, которая участвует, например, в профилактике саркопении).

Согласитесь, что не так много мужчин, которые придерживаются подобной диеты. Между тем в последнее время появляется все больше исследований, в которых показана положительная роль подобной диеты в профилактике РПЖ. С точки зрения профилактики РПЖ имеются данные о благотворной профилактической роли определенных продуктов растительного происхождения (например, помидоров) и потенциально вредной роли ряда продуктов животного происхождения (например, красного мяса). Однако о рационе питания на растительной основе, с точки зрения предупреждения РПЖ, известно меньше. Было проведено исследование по изучению связи между применением растительной диеты и риском развития РПЖ. Это было проспективное когортное исследование, включавшее 47 239 мужчин, причем с длительным периодом наблюдения с 1986 по 2014 г.

За время наблюдения у 6655 мужчин был диагностирован РПЖ, в т.ч. у 515 на поздней стадии, у 956 человек с летальным исходом. Оказалось, что большее потребление растительной пищи было связано со значительно более низким риском смертельного РПЖ. У мужчин в возрасте менее 65 лет более высокий индекс растительной диеты был связан с более низким риском прогрессирующего, летального РПЖ. Более того, большее потребление здоровой растительной диеты было связано с более низким риском развития рака и смертельного РПЖ. Надо отметить, что менее 1% участников придерживались строгой вегетарианской или веганской диеты, они практиковали резилиенс-диету, описанную нами выше. То есть изменить питание на более здоровое вполне реально.

В качестве патофизиологических причин описанных профилактических эффектов рассматривается снижение уровня гиперинсулинемии и воспаления, которые являются взаимосвязанными путями, которые связывают диету с риском развития хронических заболеваний, в т.ч. онкологических. В этом же исследовании доказана связь между снижением уровня гиперинсулинемии и воспаления, индуцированного диетой у тех мужчин, которые избежали РПЖ или у кого заболевание было выявлено на более ранней стадии.

В целом надо отметить, что РПЖ распространен в странах с т.н. «западным рационом» питания (обилие красного мяса, легкоусвояемых углеводов, алкоголя). В ряде исследований обосновывается эффективность диетических моделей, которые основаны на снижении уровня воспаления и хронической гиперсекреции инсулина как на процессах, которые влияют на канцерогенез простаты. В когорте больных РПЖ, раком легких, колоректальным раком и раком яичников был рассчитан эмпирический диетический индекс гиперинсулинемии (EDIH) и эмпирический диетический воспалительный индекс (EDIP) на основе данных анкеты о частоте приема пищи среди 3517 мужчин и женщин. Авторы использовали эти оценки в линейной регрессии с поправкой на несколько переменных для проверки EDIH и EDIP в отношении соответствующих циркулирующих биомаркеров. В отдельной выборке из 49 317 мужчин использовалась регрессия Кокса с поправкой на несколько переменных для оценки связи EDIH и EDIP с риском РПЖ. Оказалось, что у участников, потреблявших наиболее гиперинсулинемические диеты («западный рацион питания»), были значительно более высокие концентрации С-пептида, инсулина, С-реактивного белка, фактора некроза опухоли α и более низкие концентрации адипонектина, чем у участников с питанием, состоящем из продуктов растительного происхождения. Мужчины, соблюдавшие гиперинсулинемическую диету, имели более высокий общий риск РПЖ, в т.ч. рака высокой степени злокачественности. В результате проведенного исследования было выявлено, что EDIH и EDIP предсказывали концентрации известных инсулинемических и воспалительных биомаркеров, а EDIH дополнительно предсказывал риск развития РПЖ. Таким образом, диетические вмешательства, направленные на снижение неблагоприятной роли гиперинсулинемических диет, могут быть действенным средством профилактики РПЖ.

В последнее время большое внимание уделяется проблеме поддержки перехода от «западного» типа питания к более здоровому рациону, содержащему продукты растительного происхождения. К такого рода продуктам относится биологически активная добавка к пище (БАД) «Дайго» – метабиотик, в составе которого содержится смесь пептидов-биорегуляторов, экстрагированных из бактериальных клеток 16 штаммов физиологических лактобактерий, колонизующих кишечник здорового человека. У здоровых людей микробиота ротовой полости и слюны уже содержит миллионы микроорганизмов, которые ежедневно попадают в организм вместе с пищей. За их сохранение в кишечнике отвечают многие факторы, в т.ч. кислотность желудочного сока, выработка желчных кислот, пищеварительных ферментов и антимикробных белков в двенадцатиперстной кишке и за ее пределами. Большое число других факторов влияет на дальнейшую микробную колонизацию, в т.ч. химические параметры, такие как pH, концентрации кислорода и окислительно-восстановительный потенциал, биологическая продукция слизи, желчи и антител, а также физические аспекты, включая структуру кишечника, перистальтику и время транзита. Таким образом, вдоль тонкой кишки имеет место градиент концентрации микроорганизмов, поскольку было обнаружено, что микробная численность в дуоденальных аспиратах в 1000 раз ниже, чем в оральных образцах, хотя они состоят из несколько сходных микробных таксонов. Следовательно, тонкая кишка содержит растущее количество от тысяч до нескольких сотен миллионов клеток на грамм содержимого с частично толерантными к кислороду фирмикутами и протеобактериями в качестве основных типов. В микробиоте толстой кишки преобладают в основном анаэробные бактерии, включая тысячи видов и миллионы генов, распределенных среди основных типов Firmicutes (преимущественно Ruminococcaceae и Lachnospiraceae), Bacteroidetes, Actinobacteria, Proteobacteria и Verrucomicrobia (Akkermansia). Выделяясь с фекалиями, эта биомасса составляет то, что обычно называют микробиотой кишечника, которая связана с множеством заболеваний и в значительной степени поддается изменению с помощью диеты и лекарств. Коррекция микробиоты при помощи резилиенс-диеты и комплекса «Дайго» способствует снижению уровня воспаления и профилактике метаболических расстройств и, соответственно, по этому механизму онкологических новообразований, в т.ч. с локализацией в ПЖ.

Принимают «Дайго» внутрь независимо от еды, по 5–10 мл, его необходимо растворять в 50–100 мл воды. Рекомендуемая доза для приема с целью профилактики составляет 1–2 раза в сутки. Существует два способа приема «Дайго»: либо разбавить в стакане воды нужное количество и выпить утром натощак, либо развести нужное количество в бутылке и растянуть прием на весь день. Курс приема составляет один месяц, на протяжении года рекомендуется принимать 2–3 курса. «Дайго» мы рассматриваем не только как средство коррекции микробиоты противовоспалительного и антигиперинсулинемического плана, но и в качестве своего рода «психотерапевтического якоря», зацепки, которая поможет перейти к более правильному, здоровому рациону питания.

Итак, подведем итоги. В нашей стране мы сталкиваемся с феноменом низкого показателя средней ожидаемой продолжительности жизни мужчин, имеет место большой гендерный разрыв. Это актуализирует решения по формированию среды, способствующей долголетию мужчин. В соответствии с подходами Всемирной организации здравоохранения старение происходит в рамках т.н. индивидуальной жизнеспособности, которая состоит из двигательного, соматического, психологического, витального и сенсорного доменов. Вне зависимости от наличия или отсутствия заболеваний и степени их выраженности эти домены должны перекрываться т.н. «базисной» профилактикой, которая включает в себя правильное питание, нужный объем движений и верные психологические установки. И вот здесь мы наблюдаем определенные культурные нормы, которые заключаются в традиционной завышенной мускулинности, которая вмешивается в «базисную» профилактику, способствует нездоровым паттернам поведения, в т.ч. пищевого. Это приводит к высокой распространенности ряда заболеваний, включая онкологические. У мужчин весьма актуальна проблема РПЖ. Современные исследования свидетельствуют о том, что переход в питании от «западных» паттернов к диетам с высоким содержанием растительных продуктов, а также рыбы, белка растительного происхождения (орехи), сниженного содержания соли профилактирует РПЖ по механизму снижения воспаления и гиперинсулинемии. Однако на момент перехода к другому, более здоровому типу питания полезными могут быть определенные добавки к пище, а также новые продукты типа метабиотиков, к которым относится «Дайго».

В заключение отметим, что высокая мужская смертность – это, действительно, важная проблема и общественного здравоохранения, и всего общества. На наш взгляд, в причинах этого феномена должны разбираться как можно больше людей, от врачей-специалистов до самих пациентов. Только в этом случае, всем миром, мы сможем построить эффективную и очень нужную среду, способствующую долголетию мужчин.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Ильницкий А.Н., Прощаев К.И. Неуязвимые. Книга о здоровье. М., 2021. 336 с.
  2. Ильницкий А.Н., Прощаев К.И. Резилиенс-диета в профилактике преждевременного старения. Геронтология. 2020;8(2).
  3. de Vos W.M., Herbert T., Van Hul M., Patrice D.C. Gut microbiome and health: mechanistic insight. BMJ. 2022;gutjnl-2021-326789. Doi: 10.1136/gutjnl-2021-326789.
  4. Aroke D.,  Folefac E.,  Shi N., et al. Inflammatory and insulinemis dietary patterns: influence on circulating biomarkers and prostate cancer risk. Cancer Prev. Res. (Phila). 2020;13(10):841–52.
  5. Fu B.C., Tabung F.K., Pernar C.H., et al Insulinemic and Inflammatory Dietary Patterns and Risk of Prostate Cancre. Eur. Urol. 2021;79(3):405–12.

 

Комментарии