Принципиальные аспекты безопасности комбинированной терапии пациентов с доброкачественной гиперплазией предстательной железы

14.02.2024
439
0

Одним из докладов, прозвучавших на Конгрессе урологов ФМБА России «Союз теории и практики», прошедшем во Владивостоке 21 сентября, стало сообщение врача-уролога ГКБ им. С.П. Боткина, доцента кафедры урологии и хирургической андрологии РМАНПО, д.м.н. Егора Андреевича Соколова.

Докладчик напомнил, что α1-адрено-блокаторы применяются не только при симптомах нарушения функций нижних мочевыводящих путей (СНМП), связанных с гиперплазией простаты и в качестве литокинетической терапии, но и в комбинации с ингибиторами 5α-редуктазы (5 АРИ), что отмечено в основных клинических рекомендациях и позволяет значимо снижать риск последующих осложнений после острой задержки мочеиспускания, переходе к оперативному лечению, прогрессировании ДГПЖ. «Тем не менее, даже при высокоэффективном лечении всегда необходимо помнить о рисках, прогнозировать их и управлять ими, – отметил он. – Если обратить внимание на рандомизированные клинические исследования по применению различных α1-адреноблокаторов и побочных эффектах у пациентов с ДГПЖ/СНМП, то следует отметить следующее. Чем селективнее α1-адреноблокатор, тем чаще он вызывает у пациентов ретроградную эякуляцию (чаще отмечается в группе пациентов, применявших силодозин), а при уменьшении степени селективности соответственно повышается риск гипотензии и других сердечно-сосудистых нарушений: небольшая гипотония и повышение интервала QT на ЭКГ были отмечены в группе пациентов, применявших алфузозин и тамсулозин. Если же проанализировать статистику комплаенса, то можно заметить, что все пациенты достаточно хорошо переносят терапию всеми α1-адреноблокаторами и редко отказываются от нее в связи с развивающимися побочными эффектами».

Далее доктор Е.А. Соколов остановился на редко встречающихся побочных эффектах, которые, тем не менее, могут иметь серьезное практическое значение. «В частности, применение α1-адреноблокаторов может вызывать интраоперационный синдром атоничной радужки, связанный с тем, что блок α1-адренорецепторов в мышце, расширяющей радужку, не позволяет добиться адекватного мидриаза при оперативном лечении пациента с катарактой и существенно повышает риск осложнений. При этом развивается интраоперационная триада: дряблость радужки, ее пролапс через разрез и прогрессирующий миоз. Следует информировать пациентов о возможности таких осложнений. При этом единственной (но не всегда эффективной, так как при длительном приеме α1-адреноблокаторов возможна атрофия этой мышцы) мерой профилактики является отмена терапии за 7–14 дней до операции», – пояснил он.

Также докладчик рассказал о том, что применение α1-адреноблокаторов способно ингибировать симпатические эффекты, необходимые для детумесценции полового члена, и вызывать приапизм. «Всего в литературе описано более 20 клинических наблюдения ишемического приапизма, в том числе связанных с приемом силодозина. В большинстве случаев у таких пациентов было достаточно использовать первую линию терапии – аспирацию/ирригацию кавернозных тел и инъекцию фенилэфрина. И хотя такой риск минимален, необходимо помнить о его существовании», – подчеркнул докладчик.

Говоря о возможном влиянии комбинированной терапии α1-адреноблокаторами и 5 АРИ на либидо у сексуально активных пациентов с ДГПЖ/СНМП, доктор Е.А. Соколов сообщил, что эти риски преувеличены. В качестве примера он привел плацебо контролируемое рандомизированное исследование 2019 года: «Несмотря на то, что факты снижения либидо у пациентов, применявших 5 АРИ, действительно наблюдались, они были нечастыми в числовом выражении и имели спорную клиническую значимость. К тому же известно, что сексуальное желание регулирует тестостерон (а не дигидротестостерон), концентрация которого обычно повышается на фоне приема 5 АРИ. Однако лабораторные исследования указывают на способность даже небольших концентраций финастерида в сыворотке крови вызывать нарушения формирования половых органов и репродуктивной функции у плода мужского пола».

«Чтобы не допускать проявления побочных эффектов, следует изначально селективно подбирать для пациента тот или иной препарат, – резюмировал докладчик. – Но если положительный эффект от лечения имеет большее значение, чем нежелательные побочные реакции, стоит продолжать лечение. Кроме того, следует подумать о применении других комбинаций в терапии (растительных препаратов, ингибиторов фосфодиэстеразы 5 типа) или переходить к оперативному лечению».

Источник: http://rusmh.org/images/content/gmu/mu-2023-4.pdf

Комментарии