Уродинамика: от технологии – к направлению

19.08.2022
792
0

Руководитель отдела нейроурологии и уродинамики Научно-исследовательского института урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина, врач-уролог Виктория Валерьевна Ромих пояснила, что уродинамические исследования заключаются в изучении и документировании факторов, вовлеченных в процессы наполнения, накопления, транспортировки и эвакуации мочи.

«Отношение к уродинамике на протяжении ряда лет прошлого века было разным, но 25 лет назад именно профессор Н.А. Лопаткин проявил заинтересованность к этой науке, начав ее развитие со сложныхвопросов и случаев, а также попыток разобраться, почему конкретная операция не привела к ожидаемому результату или привычное лечение, которое в 80% случаев давало эффект, вдруг перестало быть эффективным. Начиналось развитие уродинамики с внедрения урофлоуметрии, однако 25 лет назад заставить врача-уролога, чтобы он отправил пациента на эту процедуру было проблемой, – рассказала докладчик. – На то, чтобы привить врачам «уродинамическую ментальность» и дать полные ответы на вопросы «кому делать урофлоуметрию?», «зачем делать?», «что означают графики?», ушли годы. Однако благодаря Николаю Алексеевичу, в нашем институте сформировалась уникальная структура (подобный центр есть лишь еще в одной стране мира – Канаде). И сегодня, по сути, мы занимаемся всеми направлениями функциональной урологии: детской и женской урологией, андрологией, а с недавнего времени (в рамках большого центра) еще и реабилитацией уроонкологических пациентов.

Лаборатория уродинамики НИИ урологии была основана в 1995 г. (тогда это был кабинет уродинамики, размещенный на базе урологического отделения ГКУБ №47), а позже она стала самостоятельным подразделением».

Далее Виктория Валерьевна сообщила, что после внедрения в практику урофлоуметрии следующим этапом развития уродинамики стало внедрение комбинированного уродинамического исследования (КУДИ). «Однако на практике мы по сей день наблюдаем дефекты интерпретации данных КУДИ, особенно в тех случаях, когда специалист по уродинамическим исследованиям является единственным в клинике и, значит, «безоговорочно правым», – отметила она. – Ведь гарантом высокого качества все же является коллективная работа».

Доктор В.В. Ромих сообщила, что уродинамика необходима на всех этапах ведения пациентов (диагностика, прогнозирование, определение тактики лечения, динамический контроль и реабилитация) и выполняется по специальным показаниям, которые постоянно расширяются. «Сегодня к таким показаниям относятся доброкачественная гиперплазия предстательной железы, хронический простатит, синдром хронической тазовой боли, недержание мочи, нейрогенные нарушения мочевого пузыря, последствия лечения онкологических больных. При этом работа в кабинете уродинамики требует наличия высококвалифицированного специалиста с определенными навыками выполнения исследования и его интерпретации».
Далее докладчик рассказала о клиническом применении уродинамики: «К примеру, у пациентов с хроническим простатитом IIIB уродинамическая картина патофизиологически соответствует нейрогенной дисфунции. В результате выполнения уродинамических исследований внесение предложений по изменению принятой классификации NIH поменяло подходы к лечению пациентов с хроническим простатитом. Еще один пример касается внедрения брахитерапии в 2000 г. На примере первых 100 пациентов, которым проводилась брахитерапия, были отмечены неблагоприятные факторы, определяющие состояние нижних мочевыводящих путей после лечения. В результате выполнения уродинамических исследований стало понятно, что состояние инфравезикальной обструкции у пациентов было недооценено. И это повлекло внесение изменений в перечень обязательных процедур перед выполнением брахитерапии. Также возможно использование лечебных методик в диагностических целях. В частности, в нашем институте проводятся тренировки методом БОС-терапии перед радикальной простатэктомией. При помощи тренировок мышц тазового дна по методу биологической обратной связи можно определить функциональное состояние мышц тазового дна и спрогнозировать уровень удержания мочи после радикальной простатэктомии или определить уровень т.н. реабилитационного потенциала пациента».

Доктор В.В. Ромих рассказала о том, как происходило развитие детской урологии в НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина: «С открытием детского отделения в институте исследования перестали быть эксквизитными. На базеинститута проводились исследования по циститу у девочек, а в качестве основы выбора тактики лечения при энурезе у детей было принято КУДИ. Особое внимание было обращено на пациентов с миело-дисплазией, при которой уродинамическое исследование выявляет нарушение, позволяет выработать необходимую тактику лечения и контролировать его эффективность. Также было предпринято изучение функции артифициальных резервуаров у детей. Сотрудники института приняли участие в GCP-исследованиях по детской урологии».

Что касается сферы урогинекологии/женской урологии, то, по словам докладчика, современная уродинамика помогает определять показания и противопоказания к лечению пациенток и с помощью исследования осуществляется выбор тактики. Также в сфере урогинекологии/женской урологии были получены первые эффективные результаты по экстракорпоральной магнитной стимуляции при лечении женщин со стрессовым недержанием мочи.

«Поскольку уродинамические исследования являются основным инструментом объективизации симптомов и обоснования выбора лечебной тактики, с их помощью нам также удалось обеспечить юридическую защиту врачей и в случае жалоб пациентов отвечать на вопросы в суде о том, что явилось показанием к оперативному вмешательству при недержании мочи. Ведь просто текст из истории болезни или амбулаторной карты для суда не является достаточным доказательством, и в этом случае требуется объективизация, которую как раз и дает график уродинамического исследования (в нем нет влияния исследователя, поскольку это четкая и объективная графическая информация)».

Говоря о техническом развитии уродинамики, Виктория Валерьевна сообщила, что в НИИ урологии были внедрены новые типы катетеров и игл (прямых, а не изогнутых, с возможностью выдвижения на разную глубину), при помощи которых сегодня пациентам вводится ботулотоксин. Кроме того, сегодня существует сочетанное применение уродинамики и электромиографии, что увеличивает информативность последней, особенно у пациентов с подозрением на дисфункцию тазового дна. «Также благодаря инновациям в исследовании профиля уретрального давления: мы увеличили число измерений (динамический профиль повторяется более трех раз для повышения точности и высчитывается средний показатель трех наименьших значений), чтобы сделать исследование более прецизионным. Сегодня в НИИ урологии проводится амбулаторный уродинамический мониторинг: он особенно ценен в клинических ситуациях, когда у пациента сохранено мочеиспускание, а уродинамическое исследование показывает серьезные нарушения. Но при этом необходимо понимать, что урофлоуметрический мониторинг не является уродинамическим и не может его заменять. Это два разных исследования, однако по доказательности и весомости информации урофроуметрический мониторинг значительно уступает уродинамическому. Для прецезионной работы с пациентом необходим именно уродинамический мониторинг, хотя бы двухканальное измерение абдоминального и везикального давления».

В заключение доклада доктор В.В. Ромих назвала «золотым стандартом» видео-уродинамическое исследование, которое ранее декларировалось как единственный объективный метод диагностики детрузорно-сфинктерной диссинергии. «В случае, когда мочевыводящие пути контрастированы, можно одномоментно измерить физические параметры в полостях и увидеть, как открывается сфинктерная зона шейки мочевого пузыря и какое давление при этом создается в мочевом пузыре. Только при таком исследовании диагноз будет точен, – пояснила она. – На сегодняшний день последовательное решение широкого круга различных клинических и научных задач доказало универсальность направления, что позволяет считать «нейроурологию и уродинамику» полноценной клинической дисциплиной».   

Источник: http://rusmh.org/images/content/gmu/mu-2022-2.pdf

Комментарии